Главная » События » Сотрудница уральской птицефабрики три года добивается права работать сидя

Сотрудница уральской птицефабрики три года добивается права работать сидя

Сотрудница уральской птицефабрики три года добивается права работать сидяОбвальщица Татьяна Клюкина переписывается с министрами, прокурорами и государственными инспекторами, в ее телефоне контакты руководителей всех уровней. Вот уже отправлено письмо в администрацию президента! Повод кажется несерьезным: женщина требует, чтобы ей вернули стул. Точнее, право работать сидя.
Сотрудница уральской птицефабрики три года добивается права работать сидя

На птицефабрике "Рефтинской" устало объясняют, что стул забрали не просто так, а чтобы повысить производительность труда на участке. Причем забирали его уже не раз, даже выбрасывали, но Татьяна с упорством, достойным лучшего применения, находила, откапывала из снега, отбирала у мастера — и возвращала сиденье назад. Сейчас она работает стоя — выполняет распоряжение руководства.

Эта странная история началась в 2018 году. Специалисты федерального центра компетенций после изучения организации работы на птицефабрике выдали рекомендации, как увеличить производительность труда. Их заключение никак не касалось участка обвалки цеха переработки, на котором работает Клюкина. За его реорганизацию взялись уже после отъезда москвичей. Татьяна описывает это так:

— Мы обваливаем курицу на рулеты, чтобы кость была идеально чистая, а мясо получалось одним пластом. В смену в среднем получается разделать 300 тушек. Работа напряженная! И двадцать лет мы ее делали, сидя на стульях. И вот однажды нам сказали, что с этого дня стулья в нашем цехе запрещены. Тогда мы стали садиться на пластмассовые ящики. Женщина, которая стояла тогда передо мной, — у нее разрушение пяточной кости — упала с этих ящиков и зарыдала. Говорит, господи, как мне еще пять лет доработать до пенсии! Когда я это увидела, я не могла просто молчать. И ничего с собой поделать не могу.

Так начался этот одиночный крестовый поход. Татьяна писала жалобы во все инстанции, которые могла придумать. На птицефабрику зачастили проверки, но результата — по крайней мере того, на который рассчитывала Клюкина, — они не приносили. "Законного основания для работы сидя у Татьяны Валерьевны никогда не было, работа на участке обвалки не предусматривает работу сидя, это прописано в актах специальной оценки условий труда от ноября 2017 года, сотрудники участка обвалки получают доплату за условия труда", — ответила на официальный запрос "РГ" замдиректора по управлению персоналом "Рефтинской" Анна Маренина.

Женщина упала и заплакала: "Как мне еще пять лет доработать до пенсии!"

Первого союзника Татьяна нашла в лице профсоюзов.

— Работа стоя относится к тяжелым условиям труда, — рассказывает главный технический инспектор труда Федерации профсоюзов Свердловской области Рэстам Бикметов.- Я ездил на объект, встречался с директором, изучал материалы. Да, надзорные органы сказали, что работодатель прав, но глубоко в санитарные нормы и правила они не копнули. Я предлагал сделать коллективное обращение, но хоть Татьяна и говорит, что все остальные ее поддерживают, — люди молчат. Идти до конца готовы только безбашенные, которые живут по принципу "всех взорву и сам погибну". Клюкина относится к этой категории.

Сотрудница уральской птицефабрики три года добивается права работать сидяТрижды в день по 10 минут работницы могут расслабить ноги на скамейке. Фото: Из архива Татьяны Клюкиной

Все это было год назад. Сейчас Федерация профсоюзов с Татьяной не общается. Там работают люди грамотные и прагматичные, а у Клюкиной — "миссия" и много эмоций. Но именно благодаря профсоюзам у мятежной обвальщицы появилось предписание областного Роспотребнадзора, которое поддерживает ее.

Трудно, тяжело — оценочные слова. У нормативов, определяющих, сколько работник должен сидеть, а сколько стоять, сколько килограммов поднимать и как часто отдыхать, есть четкие количественные показатели. В Роспотребнадзоре как раз переводят эмоции и жалобы в цифры.

"Класс условий труда по показателю рабочая поза установлен 3.1 (вредный). При этом фактическое значение показателя "стоя" — 80 процентов от продолжительности смены" — таков был вердикт. Хотя по нормативу, действовавшему на момент проверки, стоя можно было проводить не более 60 процентов рабочего времени. Таким образом, довод заявителя "о неправомерном лишении работников стульев" был признан обоснованным.

Предписание об изменении условий труда птицефабрика получила от Роспотребнадзора в сентябре 2020 года. Лавку, на которой женщины могут расслабить ноги трижды в день, поставили только весной 2021 года. "Скамейка для перерыва благодаря прокурору страны!" — замечает Клюкина. Да, она писала и генеральному прокурору! И считает разрешенный сидячий перерыв три раза в день по 10 минут только промежуточной победой.

Анна Маренина пишет: "На основании обращений Клюкиной Т.В. на птицефабрике только за 2020 год было проведено 7 внеплановых проверок инспекций труда Свердловской области… по актам всех проверок нарушений не обнаружено. Со слов специалиста инспекции труда, от Клюкиной Т.В. за этот период поступило 136 заявлений. Остальные сотрудники отреагировали на это спокойно, потому что не все пользовались стульями до 2018 года".

Правда, в ответе не упоминаются те, кто уволился и перевелся на другие участки. Говорит бывшая работница "Рефтинской":

— Когда стулья убрали, много женщин не выдержали и уволились. Смена с 8 утра и до 17 часов, хотя может длиться и до 8 вечера, крайне тяжело стоять на ногах. Но все молчат, боятся. У всех ипотеки и кредиты.

Кроме уже упомянутых скамейки и трех перерывов, на птицефабрике оборудовали столы для обвалки перилами; закупили подставки для ящиков на колесах; закрепили за участком грузчика; наконец, ввели бесплатное питание. Только стулья вернуть не готовы!

— Татьяна Валерьевна хороший обвальщик, хорошо работает в том числе и стоя. Но, видимо, у нее бзик такой — "все равно стулья верну!", — замечает Анна Маренина.

Скандал на птицефабрике и яйца выеденного не стоит, считают некоторые. Фото: iStock

Бывший руководитель Свердловского птицепрома Леонид Симченко удивляется упорству руководителей "Рефтинской":

— Не было никогда в жизни у птицеводов России такой проблемы. И кто ее создал? А если были вопросы, собирали профсоюз, приходили на место и создавали условия труда, чтобы сохранить специалистов. Обвальщик — это сложная специальность, не каждый на нее пойдет.

А неугомонная Татьяна продолжает борьбу. Сейчас у нее новый аргумент: в соответствии с санитарными нормами, принятыми с 1 января 2021 года, стоячие рабочие места должны оснащаться сиденьем-поддержкой. Проверили — и правда, есть такой закон! Но областное управление Роспотребнадзора "не располагает данными о критериях, позволяющих сделать однозначный вывод — является ли используемое приспособление (появившаяся скамейка. — Ред.) "сиденьем-поддержкой". Требование ориентировано прежде всего на снижение тяжести трудового процесса при работе стоя и профилактику неблагоприятного воздействия условий труда на здоровье работников". Будут проводить лабораторные исследования. Ну что, опять проверка едет на "Рефтинскую"!

В регионах Экономика Работа Охрана труда УрФО
Источник