Главная » События » От танкеров до косметики: что происходит с экономическими отношениями России и Южной Кореи?

От танкеров до косметики: что происходит с экономическими отношениями России и Южной Кореи?

Южная Корея не вводила санкции против России и российских компаний, но действия ее бизнеса в России вызывают массу вопросов. Главный — разрыв контракта на строительство газовозов для проекта «Арктик СПГ — 2», что невыгодно самой корейской верфи. Также в подвешенном состоянии автопроизводство и импорт косметики. Каковы прогнозы?

Текст:Михаил Сафонов

Верфь DSME.
Верфь DSME. Фото: Public Domain

«Коммерсантъ» сообщил, что южнокорейская верфь намерена разорвать контракт на строительство газовозов для проекта «Арктик СПГ — 2». Не очень понятно, что происходит со сборкой автомобилей Hyundai и Кiа в России, а также тем, как обстоят дела с поставками популярной у нас южнокорейской косметики.

Южная Корея не вводила санкции против России и российских компаний. Поэтому могла спокойно достраивать танкеры для проекта «Арктик СПГ — 2». И передать их, как планировалось, в следующем году. Против заказчика газовозов — «Новатэка» — тоже не ввели санкции. Хотя под них попал владелец компании — Леонид Михельсон. Но главное, что санкции ввели против «Совкомфлота», через который было заказано строительство. И, видимо, из-за этого от компании не прошел платеж в адрес корейской верфи. Правда, за строительство лишь одного из трех танкеров. Но, судя по данным «Коммерсанта», контракт все равно будет расторгнут полностью. Впрочем, сама верфь заинтересована, чтобы достроить суда. И, вероятно, сейчас ищутся пути, чтобы как-то выйти из ситуации, говорит заместитель по газовым проблемам генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач:

Алексей Гривач заместитель по газовым проблемам генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности «В интересах в том числе и корейских судостроителей завершить их, у них ведь график, надо освободить доки и так далее. А в мире не так много проектов, которые хотели бы получить для себя суда арктического класса. Возможно, что это просто связано с теми санкционными режимами, которые не позволяют осуществлять платежи и, возможно, дальнейшую эксплуатацию этих судов. Но необходимы некоторые действия для того, чтобы переоформить этот заказ на нового владельца, заказчика нового».

Строительство газовозов в Корее для «Новатэка» было страховкой на случай, если танкеры ледового класса не будут вовремя построены на российской судоверфи «Звезда». И тут тоже может возникнуть проблема. Дело в том, что наш завод тоже строит суда вместе с корейцами. Еще в 2019 году было создано совместное предприятие с Samsung Heavy Industries, которая должна поставлять комплектующие. Сумма сделки, которую тогда называли, — примерно полтора миллиарда долларов. И это 75% от общей стоимости строительства танкеров. Но сейчас Samsung приостановил поставки всех своих товаров в Россию. И непонятно, касается ли слово «всех» комплектующих для газовозов. И встает вопрос, а сумеем ли мы сами строить такие танкеры без помощи иностранцев? Возможно, да, но на это может потребоваться еще несколько лет, говорит директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов:

Алексей Громов директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов «Все очень сложно, потому что российская судоверфь «Звезда» работает с судами ледового класса, необходимыми для нефтегазового комплекса, но каждый тип судов такого класса — это серьезный вызов в плане импортозамещения. Какие-то вещи мы на своей судоверфи можем сделать в кратчайшие сроки, но если говорить о строительстве собственных газовозов — это вопрос, который займет больше количество времени, минимум от трех до пяти лет. Российских компетенций в рамках строительства собственных судов-газовозов у нас просто нет».

В «Роснефти», которая строит комплекс «Звезда», и которая сама попала под санкции, заявили, что все контрактные обязательства соблюдаются, указывает «Коммерсантъ». Но дело не только в газовозах. Южная Корея поставляет нам много других товаров, в том числе и бытовых.

Например, в России достаточно поклонников корейской косметики, которую можно купить как в специализированных магазинах, так и в крупных торговых сетях. Business FM пообщалась с Екатериной, она дилер корейской косметики. Вернее, была им. По ее словам, поставки продолжаются. Но цены на складах выросли почти на треть:

«Сейчас мы смотрим, они настолько завысили цены, то ли на остатки, то ли Корея завысила цены. Нам уже это невыгодно. Вроде бы поставки есть, по срокам стали дольше немножко, цены они завысили процентов на 30, поэтому мы сейчас ушли в сферу услуг, и нам это пока актуально, это пользуется спросом и не дает нам каких-то ограничений в плане работы — то, что мы зависим от других стран и так далее».

Наконец, популярные в России автомобили Hyundai и Кiа. Первые собираются в России на заводах в Петербурге и Калининграде. Но на петербургском заводе производство приостановили. Правда, в конце апреля в нашем Минпромторге сообщили, что сборка снова началась. Но в Сеуле это опровергли. Еще Hyundai и Кiа собирали на калининградском «Автоторе». Месяц назад завод ушел в корпоративный отпуск. Планировалось, что конвейеры заработают 23 мая. Но, как сообщило агентство «Автостат», этого пока так и не случилось. А что касается поставок автомобилей непосредственно из Южной Кореи, то, по данным таможенной службы республики, их экспорт сократился на 37%. Общий вывод: экономические отношения стран продолжаются, но в них все сложно. От газовозов и автомобилей до косметики.