Главная » События » Могут ли школьные психологи предотвратить массовые атаки в учебных заведениях?

Могут ли школьные психологи предотвратить массовые атаки в учебных заведениях?

Очередной ребенок открыл стрельбу в школе. В этот раз обошлось без жертв. Сложить оружие мальчика уговорила директор школы. Мог ли школьный психолог предотвратить ситуацию и заранее понять, что с ребенком что-то не так?

Текст:Александра Сидорова

Фото: depositphotos.com

В понедельник шестиклассник открыл стрельбу в школе в поселке Сарс в Пермском крае. Обошлось без жертв. Мальчика остановила директор школы, ей удалось убедить его отдать ей ружье и спокойно поговорить до приезда полицейских. Насколько велика в таких ситуациях роль психологов и каково положение этих специалистов в государственных и частных школах?

Многие выпускники психфаков занимаются в основном частной практикой. А на тех, кто все-таки идет в государственные школы, возлагается большая нагрузка, которая постоянно растет — бумажная работа, профориентация, коррекционные занятия, зачастую сложная обстановка в педагогических коллективах на фоне объединения школ в крупных городах. Времени на индивидуальную работу остается мало. При этом льготный педстаж психологам не полагается, доплат практически нет. В регионах получаются совсем смешные суммы — рассказывает психолог в одной из сибирских школ Светлана:

— Полная ставка педагога-психолога, 36 часов, — это примерно 17 тысяч рублей на руки.

— Как работать с такими детьми, как мальчик, который сегодня пришел с оружием в школу? Можно ли их выявить заранее?

— Мне кажется, наверное, в первую очередь должна быть работа классного руководителя по наблюдению за своими детьми — с пониманием, что есть какие-то фразы-триггеры, которые должны насторожить. И уже потом должно быть общение с психологом с пониманием того, через какие аккуратные вопросы можно у него спрашивать что-то, все ли у него в порядке, насколько у него в жизни все складывается. Это отношения доверительного характера: ребенок просто так, если ты его приведешь в кабинет к психологу, не скажет тебе, в чем у него проблема.

В частных школах работа психологов строится иначе. Один специалист курирует два-три класса, постоянно взаимодействует с детьми и классными руководителями, ходит по урокам. Он воспринимается скорее как советчик, нежели учитель. Но зарплаты все равно ниже, чем у преподавателей: от 50 тысяч рублей до 120 тысяч. Найти специалистов трудно, рассказывает директор частной школы «Карьера» Карина Чернякова:

Карина Чернякова директор частной школы «Карьера» «Очень много молодых людей, которые сейчас считают себя профессионалами, а на самом деле в профессиональном плане еще мало что интересного представляют. Психологи, которые приходят из государственных школ, практически бесполезны в частной школе, потому что в государственной школе они очень мало что умеют. Они умеют проводить опросы, составлять графики и работать как скорая помощь, когда Иванов, Петров, Сидоров урок сорвал, кому-то нахамил или еще что-то сделал».

Если даже психолог вовремя обратил внимание на странное поведение ребенка, то, если потом все это обернется трагедией, на него могут отчасти «повесить» ответственность, отмечают работники системы образования. Плюс не всегда на контакт идут родители. Конкретный кейс вспоминает внештатный детский психиатр Департамента здравоохранения Москвы Анна Портнова:

Анна Портнова внештатный детский психиатр Департамента здравоохранения Москвы «Несколько лет назад в Москве произошел случай со стрельбой в школе — мальчик убил учителя и полицейского. После этого случая стали проводить аттестацию всех психологов в Москве. По итогам этой аттестации за непрофессионализм было уволено очень большое количество психологов. В той школе, где произошел случай, о котором я рассказываю, был очень хороший психолог, который и занимался с этим мальчиком, и бил тревогу, и обращался к его родителям, но он ничего не мог сделать: родители игнорировали эти сигналы. Когда родителю указывают на какие-то особенности ребенка, которые кажутся неправильными, часто родитель не конструктивно на это реагирует, и вместо того, чтобы перепроверить подозрения психолога или учителя, они встают в оборонительную позицию».

По итогам проверок сотрудники аппарата омбудсмена по правам ребенка в прошлом году отметили формализм работы многих психологов. Большинство предпочитает отчитываться руководству только в позитивном ключе, замалчивая серьезные проблемы, порой фиксируют один-три конфликта в год.