Главная » События » Куда исчезли из России трудовые мигранты и вернутся ли они обратно

Куда исчезли из России трудовые мигранты и вернутся ли они обратно

Куда исчезли из России трудовые мигранты и вернутся ли они обратноВ России сложился огромный дефицит низкоквалифицированной рабочей силы. Обычно этот труд брали на себя мигранты. Об их нехватке на рынке труда говорят и на Госсовете, и в кабинетах бизнесменов и муниципальных чиновников. О том, куда делись люди и когда они вернутся, «Российской газете» рассказал президент Федерации мигрантов России Вадим Коженов.

Вадим Викторович, на сколько сократилось число трудовых мигрантов, занятых в российской экономике?

Вадим Коженов: Я не могу сказать, что пандемия значительно изменила количество мигрантов. В последние годы в России в среднем трудились от 8 до 10 млн мигрантов. Точной статистики никогда не было. Сведения берутся исходя из количества постановок на миграционный учет, а там они части дублируются: если человек за год въезжал два или три раза, то по цифрам получается, что приехали три мигранта.

В 2018 году столичная служба миграции вручную провела ревизию, выяснилось, что 3,1 млн постановок на миграционный учет соответствуют 1,1 млн людей. Поэтому если мы видим в статистике цифру 18 млн, то можем смело делить ее на три. Получаем 6 млн человек. Еще 2-3 млн иностранных работников — нелегалы. Они не оформляют документы и не платят налоги, в статистику они не попадают. То есть примерно 8 млн человек иностранной рабочей силы в России есть. К ним надо прибавить и другую категорию — около 5 млн мигрантов натурализовались в России, получили паспорта, но от 20 до 40% из них еще не успели адаптироваться. С точки зрения властей они россияне, а с точки зрения экономики — те же мигранты, пусть и с российским гражданством. Вот этот «основной костяк» никуда не делся.

Тогда почему все говорят о дефиците мигрантов?

Вадим Коженов: Проблема возникла, когда весной закрыли границы. В Россию летом обычно приезжают дополнительно до 1 млн мигрантов на сезонные работы. В этом году из-за пандемии они попасть к нам не смогли. И одновременно летом власти стран исхода стали согласовывать вывозные рейсы, появилась возможность уехать. Сейчас в Среднюю Азию в неделю улетает 20-30 самолетов — то есть 4-6 тысяч человек. По информации посольств, с начала весны по конец ноября улетели уже 350 тысяч человек. И прибавьте порядка до 1 млн мигрантов не прилетели весной. Вот и возник дефицит.

А те, кто остался, продолжают работать?

Вадим Коженов: Все мигранты при деле. Мы провели большую разъяснительную работу, объясняя: «Если вы уедете домой, быстро вернуться не сможете». Кто-то поверил сразу, до других дошло чуть позже. И сейчас к нам приходят мигранты с просьбами: «Брат уехал домой, теперь вернуться не может, помогите!» А я-то чем им помогу?

Таганский муниципалитет объявлял об организации чартера в Бишкек для завоза мигрантов-дворников. Это единичный случай?

Вадим Коженов: Я о таких не слышал. В принципе у органов исполнительной власти есть возможность обратиться в ФСБ и попросить разрешение на пересечение границы группой людей. Указать пункт пропуска, приложить список..

Если есть дефицит на рынке труда, то должен быть и рост зарплат. На сколько увеличились доходы мигрантов за время пандемии?

Вадим Коженов: Мы сейчас совместно с МГУ проводим большое исследование, в том числе и о доходах мигрантов. Результаты будут к февралю. На данный момент, как я понимаю, речь идет примерно о 30% роста доходов. Есть одна особенность: если коммерческой организации нужны люди, то она легко принимает решение поднять уровень зарплат. А муниципалитету, чтобы увеличить зарплату дворникам, надо пройти сорок кругов согласований, и все это время люди от них уходят, мигранты ведь приехали деньги зарабатывать.

Вы говорите в основном о трудовых мигрантах из Средней Азии. А что с Беларусью и Украиной?

Вадим Коженов: Несколько лет назад подсчитали, что в России находится примерно по 10% населения всех стран СНГ с учетом тех, кто уже получил гражданство. Я думаю, и братьев-славян тоже много, но они не так заметны даже нам.

Мигранты будут оформлять единую ID-карту с чипом, где будет «зашита» информация от оплаты налогов до сдачи медицинских анализов

Если на рынке труда дефицит мигрантов, значит, есть возможность занять их места россиянам. В каких отраслях наши потеснили иностранцев?

Вадим Коженов: Наши граждане за очень многие виды работ браться просто не хотят. Под Ростовом-на-Дону построили современный мусороперерабатывающий завод. Там высокие технологии, конвейеры, автоматика — лопатой ворочать не надо. Плюс бесплатное общежитие и зарплата до 50 тысяч рублей. На завод требуется 500 человек — не могут найти! Другой пример: под Нижним Новгородом есть цех по сборке электроники. Также предоставляется бесплатное общежитие и все условия. Зарплата — 32 тысячи рублей в месяц. Им необходимо 400 работников, но их нет. Местные туда не идут — хотя и работа нормальная, и зарплата для региона приличная. Сейчас постоянно приходят бизнесмены и просят помочь с поиском работников, но границы закрыты, а все, кто находится здесь, уже пристроены.

Сколько зарабатывает Россия на трудовых патентах? И что происходит с этими доходами государства?

Вадим Коженов: До пандемии мигранты платили в бюджеты регионов 60 млрд рублей в год. Причем делали это вполне охотно. Когда устанавливали размер сбора за трудовой патент, исходили из того, что меньше 30 тысяч рублей в месяц мигрант зарабатывать не может. И ставка налога у него не может быть ниже 13%, которые платят местные. Потом индексации, пересчеты — и получились нынешние 5350 рублей в Москве, 4200 в Калужской области или 9788 в Якутии.

По этому году финансовых итогов еще нет, но, например, Москва заявляла о сокращении сборов на 40%. В прошлом году от мигрантов в бюджет столицы получил около 17 млрд рублей.

Кстати, на фоне указов об автоматическом продлении документов на время пандемии возникали и другие проблемы: например, когда указ президента, устанавливающий более щадящий порядок нахождения мигрантов на территории РФ, продлевался на пару дней позже, чем истекал срок действия предыдущего продления, полиция сотнями доставляла в суды иностранцев, им выносили решения о выдворении. Потом указ продлевался и все отменяли…Какая еще штука в этом году получилась: мигранты могут продолжать жить со старыми документами, а их работодатели послаблений лишены и в случае проверки их ждет наказание. Кто-то заставил своих работников оформить документы как положено, кто-то понадеялся проскочить, а кто-то просто закрылся и не работает.

Какие новшества ждут мигрантов в 2021 году?

Вадим Коженов: Готовятся очень серьезные изменения в закон о миграции. На данный момент идет работа над проектом, окончательной версии еще нет, но уже понятно, что будет вводиться единая ID-карта с чипом, в которой будет «зашита» вся информация об иностранном гражданине, его статусе, оплате налогов, сдаче медицинских анализов и всем прочем. Известно, что будут унифицированы правила для всех иностранцев: в течение 30 дней после въезда надо будет оформить эту ID-карту. Введут реестровая модель учета трудовых мигрантов и организаций, где они работают. Упразднят бессмысленные бюрократические процедуры.

Принятие этого закона сильно упростит жизнь и работникам миграционной службы, и полицейским из других подразделений, и работодателям, и самим иностранным работникам. Скорее всего, оформить документы они смогут еще из дома, заполнив электронную анкету, заранее подыскав себе вакансию.

В идеале должна получиться такая схема: мигрант заранее все оформляет, утром прилетает в Россию, после обеда заходит в уполномоченную организацию забрать свою ID-карточку, а на утром выходит на работу. Сейчас вся эта процедура растягивается на три недели, когда мигрант уже в стране, но возможности для легального заработка у него еще нет.

Общество Соцсфера Миграция Экономика Работа Миграционный учет в России
Источник

НЕВЫЛЕТ.РФ - Онлайн сервис проверки всех долгов