Главная » События » Как государство разберется с дефицитом технологичных кадров

Как государство разберется с дефицитом технологичных кадров

Как государство разберется с дефицитом технологичных кадровДефицит квалифицированных кадров в ИТ достиг от 500 тысяч до 1 млн человек в год. О том, что делает государство, чтобы увеличить число ИТ-профессионалов, и как планирует задействовать бизнес, рассказал в интервью «РГ» замглавы Минцифры Евгений Кисляков.
Как государство разберется с дефицитом технологичных кадров

Все нацпроекты ранее были скорректированы. Как изменилась нацпрограмма "Цифровая экономика"?

Евгений Кисляков: У нас появился новый федеральный проект — по искусственному интеллекту (ИИ). Это одна из ключевых сквозных технологий во всем мире, и было важно выделить ее в отдельный проект, чтобы сфокусировать внимание на развитии кадрового потенциала и разработке новых решений в сфере ИИ.

По каким-то направлениям понадобились дополнительные мероприятия. Например, у нас была задача подключить школы к интернету. Мы поняли, что просто подключить школу недостаточно. Надо обеспечить разведение интернета, установить точки Wi-Fi, поставить камеры, чтобы можно было интернетом пользоваться как сервисом. И мы добавили крупное мероприятие в блок инфраструктуры по оснащению школ.

Также мы обеспечим всех учителей отечественными планшетами на базе отечественной операционной системы "Аврора" — это будет прописано в стандарте "Цифровая школа", которую сейчас утверждаем с минпросвещения. Эти планшеты используются сейчас для переписи населения, а затем будут переданы в образовательную систему. Будет обеспечена работа созданных рабочих мест, включая предоставление для них мобильной связи, доступа в интернет, обеспечение технической поддержки. До конца 2024 года планируется оснастить более чем 700 тысяч рабочих мест.

Вы — руководитель федерального проекта "Кадры для цифровой экономики". Каким вы его видите?

Евгений Кисляков: В 2020 году мы пересмотрели подходы к этому федпроекту: количество прошедших профильное обучение не может быть единственным показателем. Например, "Университет 2035" по программе "Цифровой сертификат" обучил в прошлом году 39 тысяч человек. Но что произошло с этими людьми потом? Они трудоустроились, повысили эффективность на предприятии?

С этого года мы запускаем программу софинансирования обучения. Раньше такое обучение проводилось полностью за счет государства. Теперь будет 50/50. Вторую часть будет оплачивать либо сам человек, либо его работодатель. Софинансирование — это гарантия того, что человек не ради праздного любопытства пройдет обучение. Скорее всего, такой человек понимает, для чего это делает и как полученные знания будет использовать в работе. В 2021 году по таким программам смогут пройти обучение 35 тысяч человек.

Сейчас мы ведем переговоры с крупными компаниями, которые нуждаются в ИТ-кадрах и повышении квалификации своих сотрудников. Например, этой задачей заинтересовалась "Почта России".

Есть еще одна, более творческая задача. Мы проводим стратсессии с компаниями-работодателями. Вместе мы формулируем требования к образовательным программам. А потом компании смогу нанимать людей, которые прошли по этим программам обучение и успешно их освоили. Разумеется, успешное прохождение должно гарантироваться тестированием. Пока мы обсуждаем, кто из компаний готов в этом участвовать.

Речь только о крупнейших работодателях или все могут поучаствовать?

Евгений Кисляков: Пока мы ведем диалог только с крупными компаниями, потому что они могут четко сформулировать требования к программам обучения и взять на себя обязательства по трудоустройству людей. Нам еще предстоит обсудить возможную конверсию — это может быть 70-80% от прошедших обучение.

Для чего нужна цифровая платформа? Что она будет собой представлять?

Евгений Кисляков: Платформа "Персональный цифровой сертификат" необходима для решения нескольких задач. Например, в массовом переобучении госслужащих, которое мы проводим, участвуют разные организации — "Университет 2035", РАНХиГС, "Иннополис". У всех свои образовательные программы. Платформа станет, во-первых, единой точкой входа, во-вторых, позволит отслеживать, кого и чему мы обучаем. Будут проводиться тестирования до и после обучения, чтобы оценить повышение уровня знаний.

Плюс мы планируем интегрировать эту платформу с кадровой системой госслужащих — так мы сможем отслеживать дальнейшую карьеру людей. Начали ли они продвигаться по карьерной лестнице, какие проекты реализовали. Анализ покажет, нужно ли дальше направлять людей на дополнительные программы обучения.

Почему для реализации программ выбраны именно эти три университета?

Евгений Кисляков: Они решают разные задачи. РАНХиГС занимается повышением квалификации госслужащих, у него большая филиальная сеть по всей стране. Это важно, так как мы должны обучать чиновников по единым стандартам, чтобы люди могли между собой разговаривать об одних и тех же проектах на одном и том же языке. Это единство нам и обеспечивает РАНХиГС.

У "Университета 2035" другой подход — они не обучают сами, но отбирают лучшие образовательные программы по всей стране и организуют обучение. То есть, по сути, выступают администраторами.

Для "Иннополиса" задача выглядит следующим образом. В знаниях по цифровым технологиям нуждаются не только ИТ-специалисты. Это касается и тех, кто проходит обучение для дальнейшей работы в сельском хозяйстве, транспорте, энергетике, нефтепереработке и других отраслях. "Иннополис" должен сформировать такие дополнительные образовательные модули по цифровизации для разных отраслей. В течение года мы сформируем рабочие группы по каждому направлению совместно с профильными вузами, ведомствами и ИТ-компаниями, которые разрабатывают отраслевые решения. Это новая системная задача, которая коснется и переобучения преподавателей этих вузов, так как им нужно будет перерабатывать свои рабочие планы под цифровые модули. К 2024 году повышение квалификации должны пройти 80 тыс. преподавателей вузов и средних образовательных учреждений. Нам предстоит много совместной работы с минобрнауки.

Как государство разберется с дефицитом технологичных кадровЕвгений Кисляков: "Наша задача — сделать конкурентоспособной нашу ИТ-отрасль. По уровню зарплат она уже конкурентна". Фото: Валентин Егоршин/фотохост-агентство ТАСС

По нацпрограмме планируется стимулировать рост ИТ-специалистов. Эти специальности и так популярны. Зачем дополнительные стимулы?

Евгений Кисляков: Когда мы встречаемся с компаниями, которые участвуют в реализации "Цифровой экономики" или сами реализуют программы цифровой трансформации, и задаем им вопрос, какая помощь от государства им нужна в первую очередь, то практически всегда мы слышим про квалифицированные кадры. Дефицит составляет, по разным оценкам, от 500 тысяч и до миллиона человек в общем — как узких специалистов, так и кросс-функциональных. Всех работодателей сразу мы не можем обеспечить квалифицированными кадрами. Пока ориентируемся на цель увеличить количество бюджетных мест до 120 тысяч в год к 2024 году. Все эти специалисты точно найдут себя в современной экономике и реализуют себя эффективно. Мы видим это по заработным платам — работодатели вынуждены платить больше, потому что идет охота за качественными специалистами.

Есть ли риск, что эти кадры решат уехать на работу за рубеж?

Евгений Кисляков: Такие решения люди принимают по разным причинам, в том числе из-за более высокого дохода. Если страна конкурентоспособна, люди в ней остаются, здесь интересно жить и работать. Наша задача сделать конкурентоспособной нашу ИТ-отрасль. Сейчас по уровню заработной платы наши специалисты точно вполне конкурентоспособны по международным меркам.

Молодым людям также интересно участвовать в реализации каких-то крупных задач. Блок министерства, связанный с развитием цифровых технологий, как раз обеспечивает такие интересные задачи. Мы запускаем тренд на развитие отечественных решений, это требует квалифицированных кадров, работодатели готовы предоставлять конкурентные условия.

Также для молодых специалистов есть современные условия жизни. Взять тот же "Иннополис" в Татарстане — это практически город будущего с комфортной инфраструктурой, рядом горнолыжный курорт, спортивные площадки, гольф-поле. И все это в окружении единомышленников. Прекрасные условия для самовыражения и развития.

Одно из образовательных направлений в области ИТ — это обучение госслужащих. Насколько быстро происходит перестройка чиновников?

Евгений Кисляков: В 2020 году только по программам РАНХиГС прошло обучение 9,8 тысячи госслужащих, а в этом году будет обучено 12 тысяч. Отзывы очень хорошие — это не только колоссальное переформатирование сознания, но и еще очень хороший нетворкинг. Люди разных регионов и отраслей обмениваются опытом.

Государство запускает программу софинансирования образовательных программ в сфере ИТ: 50% оплатит сам слушатель или его работодатель

Очень важно, что все проекты, которые запускают руководители цифровой трансформации, ориентированы на практическое применение. В случае успешного запуска они будут масштабированы на всю страну. Уже появились такие решения, как цифровая платформа для экологического мониторинга — ее создавали совместно МЧС, Росприроднадзор и Рослесхоз. Продукт уже опробовали во время экологической катастрофы на Камчатке. Есть решения в области автоматизации патентования, создания цифрового паспорта спортсмена. Есть и региональные проекты — например, в Архангельской области запускают систему управления транспортно-дорожной инфраструктурой, а в Ульяновской области появился портал, куда с помощью цифровых технологий привлекают потенциальных инвесторов.

Что такое нацпрограмма "Цифровая экономика"

Программа состоит из семи связанных между собой федеральных проектов. Проект "Нормативное регулирование цифровой среды" направлен на снятие нормативных барьеров, которые тормозят развитие технологий. Он реализуется с участниками рынка.

Проект "Информационная инфраструктура" обеспечивает строительство сетей связи, подключение к интернету удаленных населенных пунктов, социально значимых объектов. В 2020 году подключено к интернету более 26 тыс. школ, фельдшерских пунктов, объектов МЧС. Сейчас, по данным исследований, доступ к интернету не имеют около 22% россиян. Постепенно мы обеспечим эту возможность для всех. С прошлого года к интернету подключаются населенные пункты от 100 человек. Около 25 тысяч таких пунктов будут подключены до конца реализации программы.

За безопасность онлайн-среды отвечает третий проект — "Информационная безопасность" и с ним тесно связан проект "Цифровые технологии". От развития отечественных решений зависит национальная безопасность страны. Сейчас многие крупные инфраструктурные объекты используют зарубежные решения SaaS — сервис по подписке, когда ПО не устанавливается физически на оборудование, а находится в облаке, сервера которого расположены за рубежом. Это представляет потенциальные риски. Поэтому надо развивать отечественные технологии и массово их внедрять.

Проект "Кадры для цифровой экономики" направлен на формирование профессиональных кадров в области ИТ и популяризацию цифровых навыков у населения. Проект "Цифровое государственное управление" направлен на то, чтобы госуслуги оказывались онлайн и в проактивном режиме, а государство стало своего рода "невидимкой". Человеку не нужно будет собирать документы, писать заявление, идти куда-то. Если ему по статусу полагается какая-то услуга, ее оказывают автоматически. В 2020 году это массово апробировали на примере "президентских выплат" детям. При первых выплатах люди зарегистрировались, подтвердили наличие детей, которые по возрасту подпадают под эти выплаты. А вот вторая выплата таким родителям пришла автоматически. В перспективе в такой формат перейдут большинство услуг — к 2030 году 95% госуслуг должны предоставляться онлайн.

В обновленной нацпрограмме появился новый — седьмой по счету федпроект — "Искусственный интеллект", направленный на поддержку и развитие в России этой передовой технологии.

Фото: Инфографика "РГ" / Александр Чистов / Ирина Алпатова Экономика Работа
Источник

НЕВЫЛЕТ.РФ - Онлайн сервис проверки всех долгов