Главная » Недвижимость » Деревянное строительство, часть первая: о гостиничных решениях, достойных подражания

Деревянное строительство, часть первая: о гостиничных решениях, достойных подражания

До конца 2024 года в России должна появиться полномасштабная нормативная база деревянного домостроения. Это еще раз подтвердил замминистра строительства и ЖКХ РФ Сергей Музыченко

Текст:Валерия Мозганова

Кемпинг «Нахазо» на курорте «Роза Хутор».
Кемпинг «Нахазо» на курорте «Роза Хутор». Фото: nakhazo.ru

До конца 2024 года в России должна появиться полномасштабная нормативная база деревянного домостроения. Это еще раз подтвердил замминистра строительства и ЖКХ РФ Сергей Музыченко в своем выступлении на сессии «Промышленная политика и техническое регулирование в строительстве» форума «Иннопром».

Как уже отмечала Business FM, Минстрой и МЧС России утвердили дорожную карту по развитию деревянного домостроения до 2024 года. По информации, размещенной на сайте Минстроя, дорожной картой предусмотрено проведение целого комплекса научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР), направленных на обеспечение пожарной, механической и сейсмической безопасности объектов из деревянных конструкций. Уже в этом году будут определены минимальные безопасные противопожарные расстояния между зданиями с применением метода полевого моделирования.

«Результаты НИОКР позволят решить ряд проблем, ограничивающих широкое внедрение практики домостроения из дерева, которые связаны с сейсмостойкостью, прокладкой инженерных систем, низкими теплотехническими и звукоизоляционными характеристиками материалов, их ремонтопригодностью, необходимостью выполнения конструктивной огнезащиты», — поясняют в Минстрое. Параллельно планируется подготовить пилотные проекты общественных и жилых зданий от трех до 12 этажей, построенных из перекрестноклееной древесины (CLT), многослойного клееного бруса и такого же материала из шпона (LVL).

Как быстро дело пойдет, посмотрим. Многие специалисты давным-давно говорят о необходимости обратить внимание на дерево как на серьезный стройматериал не только загородного, но и городского строительства, особенно в России с ее лесными запасами. Однако противников активного использования древесины на отечественных стройках ничуть не меньше, и аргументы их выглядят тоже весьма убедительно. (Об этом BFM.ru подробно рассказывал год назад в материалах «Деревянное домостроение: почему рынок говорит «да» и «Деревянное домостроение: почему рынок говорит «нет»).

Так что подождем развития событий, а пока предметно поговорим о сегменте, в котором дерево, кажется, вполне нашло себя: гостиничном. Недавно стартовала очередная национальная премия «Архиwood», которая ежегодно вручается за лучшее архитектурное сооружение из дерева. На премию, которая ставит целью продемонстрировать возможности «живого» строительного материала и таким образом способствовать развитию деревянного домостроения, могут быть выдвинуты и частный дом, и общественное сооружение, и малый объект дизайна (баня, беседка, павильон), и арт-объект или интерьер (частный или общественный), и поселок. Отели же являются участниками спецпремии, где в этом году сразу две основные номинации: «Лучший отель из дерева» и «Лучший быстровозводимый отель из дерева».

Заявки на участие в «Архиwood» можно подавать по 21 августа включительно. Помимо традиционного неучастия в предыдущей премии, к отелям-конкурсантам, построенным с использованием деревянных конструкций, предъявляется еще целый ряд требований: они должны быть расположены вне городских территорий, введены в эксплуатацию в период с 2017 года по 2022 год, значиться в Федеральном перечне туристических объектов и быть квалифицированными на соответствие категории звездности.

В прошлом году «Архиwood» обошелся одной деревянно-отельной номинацией, в этом их две. В частности, потому, что, по наблюдениям генерального директора московского представительства «Росса Ракенне СПб» (официальный дистрибьютор Honka в России), учредителя проекта «Архиwood» Александра Львовского, быстровозводимые отели (разнообразные глэмпинги и кемпинги) — это один из самых быстрорастущих рынков.

Александр Львовский генеральный директор московского представительства «Росса Ракенне СПб» (официальный дистрибьютор Honka в России), учредитель проекта «Архиwood» «Здесь сыграли свою роль и упрощенная процедура согласования (такие сооружения рассматриваются как некапитальные временные строения, и нет необходимости проходить экспертизу), и скорость возведения (в том числе без заливки фундамента). Кроме того, временный характер конструкций открывает для российских путешественников новые, прежде недоступные локации: в особо охраняемых территориях, вдали от всякой цивилизации теперь можно жить с комфортом и удовольствием, будь то берег океана, склон вулкана или просто заповедное место в лесу. Недаром правительство в этом году выделило дополнительных 4 млрд рублей субсидий именно на быстровозводимые объекты размещения».

В подтверждение мнения Александра Львовского: недавно курорт «Роза Хутор» впервые открыл для приема туристов кемпинг «Нахазо». Он расположен на южном склоне хребта Аибга на высоте 1900 метров над уровнем моря и состоит из 12 треугольных лоджий — как будто горный склон украсили двускатные палатки, только деревянные.

«Нахазо» — первый кемпинг в программе развития природного туризма на «Розе Хутор». «На ближайшие годы намечено создание необходимой инфраструктуры. В частности, предполагается завершить работу над новым туристическим кольцом пеших маршрутов протяженностью 40 километров, на котором будут устроены еще пять кемпингов. По нашему плану они должны быть созданы в живописных местах, например рядом с озерами, водопадами и другими природными красотами. Это будут некапитальные строения только для летнего отдыха, но в перспективе мы рассматриваем возможность создания комфортного отдыха в них и зимой», — рассказывает генеральный директор курорта «Роза Хутор» Александр Белокобыльский, слова которого приводит портал Тourdom.ru.

Кемпинг «Нахазо». Фото: nakhazo.ru

Кстати, возможно, мы увидим «Нахазо» в числе участников «Архиwood-2022». «В прошлом году мы проводили совместный конкурс с Ростуризмом в первый раз, и это был своего рода эксперимент: на всякий случай мы взяли достаточно широкую рамку по времени постройки — в течение последних десяти лет. Дополнительным ограничением было требование классификации проекта-номинанта на соответствие категории звездности и наличие его в Федеральном перечне туристических объектов. Тем не менее мы получили 76 заявок со всей России! А в этом году их должно быть еще больше: ГОСТ быстровозводимых гостиничных объектов только разрабатывается, так что официальной регистрации в перечне не требуется. Для капитальных же отелей мы выставили ограничение «реализация не позднее 2017 года» и надеемся, таким образом, показать срез самых современных и актуальных проектов в этой области», — делится планами Александр Львовский.

По его собственным оценкам, цель отельной «премии внутри премии» — задать определенную планку качества, показать решения, которые достойны подражания не буквально, но концептуально. «Типовых подходов, особенно в том, что касается быстровозводимых отелей, и так хватает: поставил несколько домиков A-frame, купольных сфер или модульных блоков — и новая база отдыха готова. И даже доля деревянных элементов в них обычно велика, поскольку размещение на природе располагает к использованию дерева. Проблема в другом: часто подобные «комплексы» возводятся уж слишком на скорую руку, без участия архитектора или опытного подрядчика», — сетует Александр Львовский.

Поэтому задача идеологов премии «Архиwood», которая всегда опиралась на профессиональное сообщество архитекторов и строителей, — наглядно показывать разницу в результате. «Надо объяснять, что грамотно спроектированный и реализованный быстровозводимый отель может дать и будущим гостям, и своему хозяину гораздо больше, чем набор стандартных решений. Кстати, выстраивание диалога внутри отрасли между всеми интересантами и участниками — еще одна задача нашего проекта с Ростуризмом этого года. Надеемся, все получится», — резюмирует Александр Львовский.

А что думают о перспективах развития деревянного и, в частности, деревянного отельного строительства другие профессионалы рынка? Компании, к которым BFM.ru обратился за комментариями, — серьезные практики сегмента, так что помимо теоретических рассуждений поделились и своими практическими наработками.

Алексей Кузнецов, генеральный директор производства деревянных модульных домов Swedhus

«Основные плюсы такого строительства — отсутствие сезонности и возможность работы круглый год, менее энергозатратная и энергоресурсная стройка, отсутствие необходимости в большом количестве механизмов, техники и работников, использование облегченных фундаментов, что определяет стройку как более экономичную. Конечно, это и тема с уклоном в экологию, энергоэффективность, оборачиваемость и возобновляемость ресурсов, что с каждым днем становится все более актуальным вопросом в мире. Поэтому, на наш взгляд, развитию строительства отелей из дерева ничего не мешает. Из дерева можно создавать совершенно разные вещи и постройки, например классические рубленые или необычные фахверковые дома, каркасные сооружения или с использованием CLT-панелей. С учетом современных технологий обработки и склейки древесины минусы ее использования в строительстве отелей практически отсутствуют. Если раньше были существенные ограничения, то сейчас их абсолютно нет по сравнению с бетоном, камнем или металлом. Мы не видим глобальных проблем, сложностей или препятствий. Кроме того, все больше крупных генподрядчиков по всему миру часть своих мощностей, которые раньше были задействованы на монолитную стройку из металлокаркаса или камня, переквалифицируют под деревянное промышленное строительство. Дерево — живой натуральный материал, при работе с которым присутствует своя специфика, например, в плане усадок или конструктивных особенностей, но в других технологиях строительства, связанных с камнем, бетоном и металлом, их значительно больше».

Вера Вавилова, член правления Ассоциации деревянного домостроения, генеральный директор компании «ДДМ-cтрой»

«Мы уже 17 лет производим клееный брус и строим из него объекты самого разного назначения. Гостиницы и разные гостевые дома мы строили и ранее, но, в отличие от сегодняшнего запроса, это были дорогие статусные постройки. Сейчас же вырос спрос на быстровозводимые недорогие коммерческие объекты: основное требование — современно и быстро. Не нужен былой размах, важна легкость и быстрая окупаемость. Дерево — один из самых оптимальных материалов, позволяющий создавать быстровозводимые современные объекты, в то же время именно в дереве можно реализовать самые смелые архитектурные решения, отражающие также тренд на экологичность и единение с природой. Для таких запросов мы разработали несколько вариантов проектов мини-гостиниц и гостевых домов по каркасной технологии. Проектирование гостиницы отличается от создания индивидуального жилого дома. Если при частном домостроении важно учесть пожелания заказчика и предпочтения конкретно его семьи, то при создании проекта гостиницы важно, чтоб проект был удобен всем, кто будет в нем жить, и при этом приносил прибыль хозяину. Тут мы учитывали такие основные критерии, как быстрая готовность, современный непринужденный стиль, недорогие решения, легкость эксплуатации, антивандальные материалы, хорошая звукоизоляция. В основе конструктива этих проектов — надежный деревянный силовой каркас из клееного бруса и все конструктивные элементы из дерева, правильное утепление цоколя, стен и кровли, а обшивка может быть разной в зависимости от бюджета и прочих предпочтений заказчика. По опыту могу сказать, что срок возведения нашего типового проекта мини-гостиницы на восемь номеров площадью 250 квадратных метров от фундамента до полной готовности со всеми коммуникациями и отделкой «под ключ» составляет три месяца».

Алексей Олещенко, управляющий партнер компании KUB house

«Отели из дерева — одна из самых трендовых тем в общественной «деревяшке», так что в этом году «Архиwood» может получить очень много конкурсантов. В год в сегменте HoReCa строится, я думаю, 50 объектов точно. В первую очередь это результат растущего общественного запроса: люди едут на отдых на природу и не хотят в горах, в лесу или на берегу моря жить в бетонных коробках. Во-вторых, монолит — это обычно что-то капитальное, многоэтажное, а вот малый бизнес на 20-30 номеров, небольшие туристические или рыболовные базы — там все камерное, не требующее длительных согласований. И люди, как правило, стараются построить такие объекты силами внутреннего рынка, а не звать больших строителей со стороны. Ведь в Москве, Петербурге, других крупных городах мы «монолитчиков» найдем много, а где-нибудь на озере Волго в Тверской области взять серьезных строителей просто неоткуда, их придется везти. А «деревянщики»-рубщики — они есть практически везде, так что все намного проще и с коллективом, и с материалом. К тому же деревянное строительство — это в принципе быстрое строительство, куда быстрее, чем стандартное, потому что нет сезонности, меньше времени занимает отделка и так далее. При этом есть, конечно, и сложности: основные — это усадка древесины, что сильно влияет на эксплуатацию, и звукоизоляция. Дерево — в принципе очень плохой звукоизолятор, а для отеля это очень серьезный фактор, поэтому подходить к решению вопроса надо с умом. И еще один важный момент: если мы рассматриваем локации рядом с крупными городами, то, наверное, строительство из дерева будет чуть-чуть дороже или как минимум сопоставимо, а вот если мы берем какую-нибудь сложную удаленную территорию, то дерево будет однозначно дешевле. Его вес меньше, поэтому возможностей доставки больше, скорость монтажа, как я уже отмечал, выше. Например, сейчас у нас в работе проект на Архызе, где по горам будут раскиданы такие базы-приюты для туристов и охотников. Так там CLT-панели будут доставляться вертолетом, и ни из чего, кроме как из дерева, там не построить: камень, газоблок, монолит — это все не годится».

Пожароопасность деревянного домостроения: миф или реальность?

Конечно, как только где-то звучит словосочетание «деревянное домостроение», следом по-прежнему немедленно произносится слово «пожароопасность». Миф, предвзятость и вообще неправда, возмущается Алексей Олещенко. «Горит все. И не от того, что стены из чего-то там сделаны, — ни одна деревяшка еще просто так не загорелась. Горит от неправильной проводки, горит от поджога, от «кривого» дымохода, и если мы людей из горящей гостиницы эвакуировали и все остались живы — это наше главное достижение. А дерево в полтора раза дольше выдерживает открытый огонь до обрушения, то есть у нас гораздо больше времени спасти жизни», — поясняет эксперт.

В последнее время дерева на внутреннем рынке стало намного больше, и цена на него пошла вниз. Однако сам по себе сократившийся экспорт древесины никак не будет служить стимулом к развитию деревянного отельного строительства, считает Алексей Олещенко. А вот то, что внутренний туризм развивается семимильными шагами, — будет, и очень мощным.

Центром такого строительства по-прежнему будут оставаться север и отчасти средняя полоса России. «Загородный отельный отдых — это все-таки отдых прежде всего локальный. Никто, ну или почти никто из Владивостока не полетит в Вологду, чтобы отдохнуть на каком-то красивом озере. Здешний туризм — это отдых выходного дня, это местные ребята, которые выбирают то, что им привычно, а север — исторически территория деревянного домостроения», — делится мнением Алексей Олещенко.

Однако, по его наблюдениям, сейчас древесина активно заходит в южные регионы, потому что у нее есть крайне интересный фактор — тепловая инерция. Как в холод, так и в жару в деревянном доме комфортно, поэтому уже построенные или строящиеся деревянные объекты размещения сейчас можно найти в Крыму и Краснодарском крае, на Кавказе и в низовьях Волги.

Кстати, в 2020 году компания KUB house строила в Казахстане крупный отельный объект площадью 9000 квадратных метров. В России же из дерева возводят пока небольшие отели высотой до трех этажей. Например, на горнолыжном курорте «Солнечная долина» в Челябинской области есть интересные камерные гостиницы площадью и 750, и 1500, и 2800 квадратных метров. Совсем не исключено, что с учетом растущего спроса под гостиничные нужды будут адаптированы деревянные варианты из других областей — например, временные зимние дома, которые были разработаны для пострадавших в ЧС в Иркутской области, или объекты из альбома типовых решений для города Тулуна, или домостроительная концепция Loskutki, в рамках которой различные объекты и территории, подобно лоскутному одеялу, соединяются в симпатичное целое.

Но даже довольно большие гостиничные объекты, созданные с применением дерева, сегодня сертифицируются, получают спецтехусловия. «А с учетом разрешения CLT-строительства в четыре этажа мы планируем в ближайшие годы стандартно выйти на отельные «пятитысячники». И даже могу поделиться планами, где должен появиться первый такой отель: Екатеринбург, горнолыжный комплекс «Уктус», где сейчас прорабатывается большой отельный кластер», — обещает Алексей Олещенко.