Главная » Рынки » Цена за бокал: как санкции повлияют на винный рынок в России

Цена за бокал: как санкции повлияют на винный рынок в России

Фото Finn Winkler / picture alliance via Getty Images

По данным NielsenIQ, объем продаж алкогольного рынка в России в 2021 году увеличился на 3,7% в натуральном выражении и на 7,6% — в денежном по сравнению с 2020-м. Но что будет происходить теперь, в условиях кризиса и санкций? Об этом в своей колонке для Forbes Life рассказывает основатель школы сомелье WineJet и автор книги «Вино Non-fiction. Книга сомелье» Кирилл Бурлуцкий

Экономические катаклизмы привычны для алкогольного рынка

Алкогольный рынок пережил испытания множеством кризисов, которые преподнесла современная история России: начиная с 1990-х годов, после развала так или иначе сложившегося алкогольного рынка СССР. Через несколько лет произошел дефолт, затем — введение акцизов, целая серия кризисов, связанных с введением и функционированием ЕГАИС — единой государственной автоматизированной информационной системы, которая предназначена для государственного контроля над объемом производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. Потом кризис 2008-2010 годов, а через четыре года взлет цен на импортные вина, связанный с санкциями после присоединения Крыма и ростом курса евро и доллара.

Наконец, в 2020 году разразился сложнейший кризис из-за пандемии COVID-19: ресторанам и барам так или иначе запрещали работать. Но в то же время, несмотря на многочисленные сложности, появлялись первые действительно серьезные заявки от российских производителей качественного вина. Однако то, что происходит сейчас, — новый формат события, к которому алкогольный рынок если и был готов, то лишь частично. Безусловно, перечисленные пережитые катаклизмы помогают хотя бы не впасть в панику и трезво смотреть на складывающуюся ситуацию — возможно, открывающую новые возможности, а не только создающую проблемы.

Приостановка экспорта алкоголя

24 февраля 2022 года «не опять, а снова» начался кризис на алкогольном рынке.  Отправные точки актуального процесса: повышение курса доллара и евро, «приостановка» отгрузок ряда производителей, а также санкции со стороны Евросоюза и США. Что касается «приостановок», то это вопрос довольно сложный, так как существуют и реальные запреты на экспорт вина — например, из США, и запрет на экспорт суперэлитного сегмента французских вин стоимостью от €300. Хотелось бы чуть детальнее остановиться на последнем ограничении: оно практически не будет ощутимо не только для обычных покупателей, но и для любителей самых премиальных винных брендов. Дело в том, что французские элитные вина категории Гран Крю и Премьер Крю в стране производства в розницу в рядовых ресторанчиках и на винодельнях стоят от €50 до €200. До «спецоперации»* такие вина в России стоили в три раза дороже — соответственно, от €150. Например, великолепную Бургундию категории Гран Крю на винодельне можно купить за €100, и это уже считается очень дорого — в России она бы стоила от €200. Вина от €300 — это совсем редкий случай, которым интересуется изысканный потребитель и тот, кто в России готов был отдавать за вина от 30 000 рублей за бутылку. Большинство таких покупателей приобретают алкоголь не у официальных поставщиков, а по своим каналам. Таким образом, эти ограничения будут практически неощутимы для большинства любителей вина. Даже если Евросоюз или сама Россия все же наложат полное эмбарго на поставки европейских вин, совсем без вина мы не останемся — будут Чили, Аргентина, Уругвай, ЮАР, Новая Зеландия, дружественная Бразилия, Турция, Тунис, Индия, Китай, Сербия, а также Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Армения, Грузия. Правда, широта географии не гарантирует качества и изысканности напитка. За последние 20 лет потребитель стал избирателен, и что попало пить мы уже не готовы.

Что касается цен, то на реальном подорожании вина на полках магазинов и в ресторанах скажется не только курс валют и «приостановка» поставок, но и общее подорожание на рынке услуг, инфляция и дополнительные издержки, связанные с проведением платежей, а также разрушение отработанных логистических цепочек.

«Думаю, в целом импортные вина подорожают на 30-50%, но это на текущий момент, с учетом изменившегося курса евро и доллара к рублю, а также возросшей стоимости логистики. В основном будут продаваться доступные иностранные вина в диапазоне до 1000 рублей на полке магазина. Больше всего в сложившейся ситуации пострадает средний сегмент вина, и, наверное, вскоре мы будем видеть меньше вин из Австрии, некоторых регионов северной Италии, средней по стоимости Испании. Мы подняли цены на 30%», — говорит генеральный директор оптовой виноторговой компании «Дегрис» Игорь Рубан.

При этом три крупных импортера алкоголя в Россию — Ladoga, Luding Group и Simple — планируют снизить цены в среднем на 10-15%. Но насколько это решение окажется долгосрочным, пока неизвестно. Из-за того, что цены привязаны к курсу рубля, ситуация остается нестабильной. 

Трудности импортозамещения

По мнению сомелье и экспертов, российские виноделы, которые выпускают или стремятся производить вина премиального качества, постоянно сравнивают свою продукцию с зарубежными аналогами. Благодаря этому российский рынок готов предложить во многом достойную замену европейской продукции, например вина из списка прошедшего недавно конкурса Forbes Top100Wines — «Лучшие вина 2021 года». Однако на производителях отечественных вин тоже сказываются происходящие события.

«В связи с ростом курса российские вина тоже подорожают, но в меньшей степени, чем иностранные. Дело в том, что российский производитель привязан к импортному оборудованию, бутылкам, пробкам, этикеткам, упаковке. Что касается энологических продуктов, тут все импортное: дрожжи, препараты. Не только производство вина, но и виноградарство зависит от импортных продуктов: например, средства защиты растений, которые производятся крупными концернами. Кроме того, просто объемов производства не хватит — не хватит производства винограда, чтобы российские вина смогли заменить импорт», — считает владелец винодельни «Собер Баш» Андрей Куличков.

Также следует понимать, что невозможно резко нарастить предложение российских вин. Если в этом году разбить новые виноградники там, где их до этого не было, то первое вино с них можно ожидать минимум года через четыре. Просто в силу законов природы, без учета других проблем: кадровых, технологических, финансовых.

Реакция ресторанов и баров

Несколько последних лет под натиском бренд-амбассадоров российских вин рестораны и конечный потребитель действительно довольно глубоко ознакомились с отечественным ассортиментом. Даже до украинских событий в крупнейших городах России с трудом можно было найти ресторан, где не побывали бы торговые представители крымских, краснодарских, дагестанских, донских производителей. Благодаря открытым винным выставкам, фестивалям и российским винным гидам сегмент HoReCa (гостинично-ресторанный бизнес. — Forbes Life) так или иначе рассматривал отечественные бренды для постановки в винные листы. Более того, существуют бары и магазины, которые специализируются только на наших премиальных винах.

Тем не менее маловероятно, что возможный уход европейских вин с российского рынка пойдет на пользу отечественному производителю. Конкуренция должна существовать — это лучший драйвер качества и «лекарство» от завышенной самооценки. Но изменения действительно происходят: даже в узкоспециализированных ресторанах, например с итальянской кухней, где по задумке должны быть представлены только вина конкретной страны, теперь будет и российская альтернатива. Это перестраховка от того, что в какой-то момент поставка основного ассортимента будет «приостановлена», и от чрезмерно высоких цен на винную карту, состоящую преимущественно из импортного вина, приобретаемого за евро.

«На данный момент мы живем в рамках существующей винной карты, но уже работаем над изменением ее структуры, чтобы она была наполнена разной представленностью, но при этом доступна для гостей. Сейчас рассматриваем и российские вина», — подтверждает менеджер по развитию ресторанов итальянской кухни «Марчеллис» Екатерина Постнова.

По ее словам, количество наименований российских вин увеличилось за последнее время с 5% до 30%. Безусловно, больше всего пострадают заведения, которые специализируются на дорогостоящих «натуральных» и биодинамических винах, производимых главным образом в Европе.