Главная » КОРОНАВИРУС » Бустерный вопрос: почему слухи о вреде ревакцинации преувеличены

Бустерный вопрос: почему слухи о вреде ревакцинации преувеличены

13 сентября в журнале The Lancet вышла статья, вызвавшая широкую волну комментариев, в том числе и в России. В зависимости от смелости в интерпретациях СМИ формулировали ее основной месседж от «ревакцинация бесполезна» до «ревакцинация вредна». Очередной раунд дискуссии о повторной вакцинации во многом основан на логических ошибках авторов статьи в журнале The Lancet, считает автор книги «Вирус, который сломал планету» Ирина Якутенко

Сам текст в журнале — не оригинальная исследовательская работа и не метаанализ других работ: это рассуждение на тему, снабженное некоторым количеством ссылок. Собственно, заголовок статьи — «Considerations in boosting COVID-19 vaccine immune responses», то есть «Соображения по поводу иммунного ответа после бустерной прививки от COVID-19» — прямо указывает, что в ней нет новых данных, только мысли по поводу. Причем выражены эти мысли весьма своеобразно.

Опасные недомолвки

При том, что в статье много разумных доводов, а общий посыл не вызывает вопросов (убедительных данных, что в странах, где привили хоть сколько-то заметную часть населения двумя дозами, требуется бустер, нет), некоторые аргументы подобраны так, что хочется с ними немедленно поспорить. Например, уже в четвертом абзаце авторы упоминают возможные нежелательные побочные эффекты от вакцинации, а именно миокардит и синдром Гийена–Барре. Не нужно быть знатоком медиа, чтобы понять, что появление в одном предложении слова «прививка» и страшно звучащих осложнений вызовет вал публикаций об опасности бустера.

Между тем упомянутый абзац статьи как будто нарочно сформулирован весьма туманно. Переведу его близко к тексту. «Хотя преимущества первичной вакцинации очевидно перевешивают риски, если масштабная бустерная вакцинация будет проводиться слишком рано или слишком часто, особенно при помощи вакцин, которые могут провоцировать иммунно-обусловленные побочные эффекты (такие, как миокардит, который чаще наблюдается после второй дозы мРНК-вакцин, или синдром Гийена–Барре, который связан с аденовирусными вакцинами), могут возникнуть дополнительные риски. Если применение ненужной бустерной вакцинации вызовет серьезные нежелательные реакции, возможные последствия этого в плане общего принятия вакцин могут распространиться далеко за пределы истории с ковидом. Так что бустерная вакцинация должна широко применяться только в том случае, если имеются свидетельства, что это целесообразно».

В приведенном абзаце сразу несколько передергиваний и скрытых логических ошибок. Самые очевидные — авторы упоминают ассоциированные с вакцинами побочные эффекты, но:

а) не уточняют их частоту, а это редкие и очень редкие явления;

б) забывают сказать, что эти же побочные эффекты вызывает сам ковид, только гораздо чаще; Реклама на Forbes

в) миокардит — воспаление сердечной мышцы — звучит пугающе, но на деле это обычно легкое недомогание, о котором человек может и вовсе не знать.

Никаких доказательств или хотя бы намеков на то, что третья или четвертая дозы вакцины увеличат частоту этих побочек, нет. Но авторы тем не менее апеллируют к этому аргументу, пусть и добавляют слово «если» в предложение о развитии этих заболеваний в связи с дополнительными прививками.

И хотя после коронавируса миокардит развивается гораздо чаще, чем после вакцинации, в этом контексте о нем говорят мало — многие вообще не в курсе, что встреча с вирусом чревата этим осложнением. Это можно понять: по сравнению с другими последствиями COVID-19 миокардит выглядит вполне безобидно — но стоило в исследованиях вакцин обнаружиться небольшому превышению частоты миокардита у вакцинированных, как люди, до сих пор ничего не знавшие об этом осложнении, немедленно начали бояться прививок.

Новые вакцины?

Остальные доводы в статье немногим лучше — например, говоря о возможном угасании вакцинного иммунитета, авторы ссылаются на данные израильских исследований, показывающих, что те, кто получил вакцину раньше, заражаются вирусом чаще. Но, чтобы однозначно их интерпретировать, нужно смотреть разбивку по возрастам: раньше остальных обе дозы вакцины в Израиле получили либо очень старые и больные люди, либо медики. Для первых вероятность прорывов вакцинной защиты повышена из-за плохо работающего иммунитета, вторые же постоянно контактируют с вирусом.

Еще один ничем не подтвержденный тезис — о том, что новые опасные штаммы, вероятнее всего, возникнут на базе тех, что сегодня широко распространены, а значит, надо не колоть старые бустеры, а разрабатывать новые варианты вакцин, соответствующие этим штаммам. Разумеется, это вероятный сценарий, но совершенно не гарантированный. Идея разработки новых дорогостоящих вакцин, которые, возможно, будут эффективны против гипотетических новых штаммов, кажется довольно сомнительной. То есть разрабатывать такие вакцины нужно — и они уже разработаны и даже проверены на небольшом количестве добровольцев, но говорить о массовой замене препаратов, мягко говоря, преждевременно. Особенно учитывая, что многие существующие вакцины хорошо справляются с защитой от дельта-штамма.

Можно понять, почему статья в The Lancet вызвала такой резонанс. Сложнее понять, как ее пропустили редакторы журнала. В результате получился отличный кейс, демонстрирующий, как благими намерениями можно вымостить дорожку для антивакцинаторов и заставить бояться вакцин даже тех, кто уже привился.

https://www.forbes.ru/society/440307-busternyj-vopros-pocemu-sluhi-o-vrede-revakcinacii-preuveliceny