Главная » Компании » Ювелиры попросили президента РФ спасти отрасль от закона об отмене НДС

Ювелиры попросили президента РФ спасти отрасль от закона об отмене НДС

В редакцию Business FM обратилась ювелир Анна Романовская. Сама она дизайнер, работает с серебром и называет свой бизнес мультибрендовым. Она отмечает, что если не отменить этот закон, к 1 января сотни тысяч людей потеряют работу

Фото: Дмитрий Серебряков/ТАСС

Текст:Business FM

Российские ювелиры попросили президента России Владимира Путина спасти отрасль от «вредного закона» об отмене НДС. Речь об изменениях в Налоговом кодексе, которые буквально за пять дней приняли в марте.

Тогда были отменены НДС на покупку золота для физлиц, возможность применять систему упрощенного налогообложения и прочие спецрежимы. После этого больше 19 тысяч небольших ювелирных компаний оказались вне правового поля. А с 1 января «малышей» приравняют к крупному бизнесу — налоговая нагрузка для них вырастет с 10% до 35%.

Более двух тысяч из них написали обращение к Путину с просьбой вмешаться в ситуацию и отменить закон. Поскольку, по их словам, «отрасль буквально балансирует на грани краха». Представители отрасли считают, что принятый закон мог быть пролоббирован крупным бизнесом, потому что главным образом он бьет по рознице.

Как с января изменится работа малого и среднего ювелирного бизнеса? Вот что Business FM рассказали предприниматели:

Роман:
«Если все-таки этот закон вступит в силу, кроме того как распустить свой штат и предприятие закрыть, больше ничего. Практически всю выручку я буду должен уплатить в казну, как налоги. И мне не хватит денег, чтобы обратно пополнить тот товар, который я продал, заплатить аренду, заработную плату и все, что с этим связано. Ни в одной отрасли «малыша» не ставят с гигантом в равные условия, а нас хотят поставить. Уверяю вас, что и на сегодняшний день много компаний, кто просто-напросто об этом не знает, а узнают в декабре 2022 года, дней за 10-15 до того, как им в налоговой придется запрашивать на следующий год патент на продолжение деятельности».

Надежда:
«Я работаю на УСН. У меня всегда все мои затратные дела были без НДС, мне сейчас по этому закону предлагают. Наступает 1 января, вы продали какую-то вещь из своего магазина, вы обязаны за тот старый товар, который был куплен без НДС, заплатить НДС плюс заплатить НДС на НДС, то есть получается добавочная стоимость. То есть получается порядка 56% малые предприятия должны платить. Когда мы собрали статистику, бухгалтерские отчеты, декларации по налогам, там получилось, просто взяли оборот крупного бизнеса, которому мы мешаем, — 144 млрд, у нас оборот — 12, нам с ними не тягаться. Мы не получаем кредиты, я все кредиты, которые получала, — это только потребительские под огромные проценты. То есть ИП не дают банки кредиты, а крупному бизнесу дают. Я работаю одна, у меня есть литейщик, я дизайнер, я сама рисую, мы сами делаем авторские вещи, я и муж. У нас маленький салон, мы работаем с заказами, с населением. Я не могу поднять цену, потому что иначе он не продастся».

Анна Романовская:
«Главным постулатом, который был предподнесен для того, чтобы ввести вторую часть закона, были неравные условия, в которых работает крупный и малый бизнес, что само по себе является нонсенсом. Когда мы об этом узнали, начали бить тревогу, потому что последствия катастрофические. Помимо того что закрывается 80% ювелирки, это малые предприятия, в России зарегистрировано 21 или 22 тысячи ювелирных предприятий, из них 19 тысяч — малые ювелирные предприятия, которые в связи с переходом будут вынуждены платить 40% оборотного налога, это убийство для малых предприятий. Кроме того, НДС предполагает очень сложный бухгалтерский учет. Если раньше были бухгалтеры, которые приходили, работали, один бухгалтер на несколько предприятий, или даже индивидуальный предприниматель мог сам вести свою бухгалтерию, если у него 6% с оборота, теперь это бухгалтер, который стоит порядка 100 тысяч рублей. Люди сейчас будут вынуждены либо закрыться, потому что работать бессмысленно, либо разорятся в первый же месяц. Я для себя подсчитала, что я уйду в минус 300 тысяч рублей в первый же месяц 2023 года. У людей и кредиты, и бизнес, в основном семейный, малый ювелирный бизнес, небольшие предприятия, полетит розница, за ней посыплются производства, потому что производству некуда будет девать свой товар. Почти 20 тысяч, таким образом, сложатся, как домино».

Сейчас в ювелирной сфере работает примерно 22 тысячи субъектов. Малые и микропредприятия занимают от 50% до 75% этого рынка и почти все они применяют спецрежимы. Ювелиры в своем обращении к президенту отмечают, что подобное «законотворчество» можно объяснить только лоббированием интересов двух-трех крупных игроков ювелирного рынка. За счет снижения конкуренции, это приведет к существенному росту цен.

При этом некоторые эксперты считают, что благодаря нововведениям рынок станет более прозрачным и позволит создать единые правила игры для всех игроков. Сегодня наценки небольших ювелиров могут достигать 1000%, при этом у крупных предприятий и розничных сетей они составляют 50-80% от себестоимости продукции. Поэтому переход на ОСН — важное и своевременное решение, говорил в начале ноября учредитель и совладелец федеральной розничной сети «585*Золотой» Антон Петров. Комментирует гендиректор ассоциации Гильдии ювелиров России Эдуард Уткин:

Эдуард Уткин гендиректор ассоциации Гильдии ювелиров России «В большей степени от этого нововведения потеряют те, у кого больше добавленная стоимость. Естественно, ювелирные изделия, то, что называют в народе штамповкой, — серийного производства, там добавленная стоимость не очень высокая. А там, где изделия делаются от и до вручную, соответственно, высокая добавленная стоимость, и вот эта добавленная стоимость как раз попадает под этот налог на добавленную стоимость. Множество было обращений во всевозможные структуры — правительственные, властные. Получен довольно решительный отказ в отсрочке, потому что эта проблема считается застаревшей, ее надо как-то решать. Поэтому мы от гильдии предложили рассмотреть такой вариант: если государство боится, что малый бизнес уведет куда-то эти НДС, установить для малого бизнеса режим налоговых агентов по оплате НДС при приобретении драгоценных металлов, то есть мы покупаем металл для изготовления продукции, и при оплате этого металла вы основной платеж делаете продавцу металла, а сумму НДС прямиком отправляете в государственный бюджет. И в этой ситуации весь металл, который используется в произвоственном секторе, будет обложен НДС. А упрощенный режим налогообложения останется, и он будет распространяться не на стоимость металла, а только на добавленную стоимость к этому металлу, то есть на стоимость работы. Вот этот компромиссный вариант выгоден и государству, оно гарантированно получит НДС со стоимости металла, это выгодно мелким производителям, они тогда не будут нагружены дополнительным администрированием налогообложения, и это выгодно крупному бизнесу, потому что выровняются условия по цене на приобретаемый металл».

По данным Минэкономразвития, малые предприятия платят примерно 12,5 млрд рублей налогов в год, или примерно 10% с оборота всех предприятий. Крупный бизнес выплачивает примерно ту же цифру, но это всего 2,9% от их оборота. Вычеты они получают за счет НДС.

По словам автора принятого в марте законопроекта, депутата Владислава Резника, общий объем дополнительных поступлений НДС в связи с отменой возможности применения специальных налоговых режимов в ювелирной отрасли составит 20-30 млрд рублей. По словам участников рынка, как получится эта сумма, непонятно и, вероятнее всего, большая часть малых предприятий просто разорится.

None