Главная » Компании » Пока не форс-мажор: позволяют ли санкции пересматривать условия контрактов

Пока не форс-мажор: позволяют ли санкции пересматривать условия контрактов

Сотрудник в цехе Московского эндокринного завода. (Фото Сергея Карпухина / ТАСС)

Западные санкции остро поставили перед российским бизнесом проблему исполнения договоров. Решить ее позволило бы признание санкций форс-мажором, однако судебная практика на этот счет неоднозначна. Скорее всего, придется ждать готовящихся поправок в Гражданский кодекс, но в текущей редакции они оставляют немало пробелов, полагает управляющий партнер бюро Legal to Business Светлана Гузь

Очевидно, что санкции с нами надолго, и бизнесу придется приспосабливаться к работе в новых реалиях. Многие предприниматели уже понимают, что из-за санкций им придется столкнуться с дефолтом по обязательствам, и ищут легальные способы снизить ответственность.

Первый правовой инструмент, о котором вспоминают в таких случаях, — форс-мажор. Однако с точки зрения буквы закона признавать санкции безусловным форс-мажором преждевременно. Начиная с 2014 года, когда на Россию были наложены первые серьезные западные санкции, в нашей стране так и не сложилось однозначной судебной практики на этот счет.

Непреодолимая сила

В российском законодательстве и, как следствие, в договорах используется понятие «обстоятельства непреодолимой силы» (часть 3 статьи 401 ГК РФ), — иными словами, форс-мажор. Они позволяют лицу, которое в связи с этими обстоятельствами не исполнило или ненадлежащим образом исполнило свои обязательства, избежать ответственности. Реклама на Forbes

До 2020 года раздел договоров о форс-мажоре рассматривался скорее как формальный. Ему начали уделять больше внимания во время пандемии, ограничительные меры той или иной формы стали чаще включаться в список обстоятельств, не позволяющих исполнить договор, или, наоборот, изыматься из перечня обстоятельств непреодолимой силы. Не каждое такое обстоятельство может быть истолковано как чрезвычайное, важно наличие причинно-следственной связи между возникшей проблемой и невозможностью исполнения обязательств.

Форс-мажор подтверждается путем справок или заключения Торгово-промышленной палаты (ТПП) России или региональных ТПП. В марте 2022 года все они предсказуемо получили вал заявок на свидетельствование форс-мажора. Однако сейчас рассмотрение всех обращений, связанных с санкциями, приостановлено. 

Например, Санкт-Петербургская ТПП сначала рассматривала заявления о признании санкций форс-мажором по старой процедуре и предупреждала о вероятности отказа, а в апреле и вовсе приостановила работу с такими заявками — до принятия законопроекта, расширяющего понятие «обстоятельства непреодолимой силы».

В письме российской ТПП от 22 марта прямо указано, что на основании текущих положений Гражданского кодекса нарушение обязанностей со стороны контрагента и отсутствие на рынке нужных товаров сейчас не считается форс-мажором, поэтому нужны изменения в законодательстве.

Условия освобождения

И такие изменения готовятся. До конца весенней сессии Госдума должна рассмотреть законопроект об антисанкционных поправках в ряд действующих законов. В частности, предлагается дополнить Гражданский кодекс нормами, позволяющими прекращать или приостанавливать исполнение обязательств вследствие действий недружественных стран.

Законопроект предлагает семь подходов к ситуациям, в которых обязательства не могут быть выполнены: 

  • Обязательство может прекратиться полностью или в соответствующей части, если его исполнение стало окончательно невозможным. 
  • Обязательство замораживается, а с исполнителя снимается ответственность, если он докажет, что выполнить условия договора объективно оказалось временно невозможным.
  • Сторона обязательства вправе отказаться от исполнения договора, если другая сторона объективно временно не может исполнять свою часть обязательств. Первая сторона обязана предупредить вторую в разумный срок до совершения отказа.
  • Обеспечительный платеж в рамках исполнения обязательств может приниматься не деньгами, как предусмотрено в договоре, а в виде акций, облигаций, иных ценных бумаг или вещей. Из-за проблем с доступностью отдельных финансовых инструментов и резкого изменения стоимости ценных бумаг правило будет применяться только по соглашению сторон, заключенному после 23 февраля 2022 года. Такая норма позволяет решить проблему невозможности перечисления денежных средств со счетов в связи с санкциями.
  • Возвращать займы иностранным лицам (если срок возврата наступил в период недружественных действий) предлагается путем размещения в пользу заимодавца дополнительных акций определенной категории (без права голоса). Эта новелла должна предупредить риск банкротства российских организаций.
  • Одностороннее изменение или расторжение соглашений, связанных с защитой интеллектуальных прав, не допускается в условиях недружественных действий. Исключение — случаи существенного нарушения обязательств.
  • Срок действия соглашения на использование результатов интеллектуальной деятельности удлиняется на весь период недружественных действий. При желании можно в одностороннем порядке отказаться от продления обязательства, уведомив об этом вторую сторону.

Таким образом, у участников сделок появляется определенный выбор механизмов урегулирования конфликтных ситуаций при невозможности соблюдения ранее достигнутых договоренностей.

Белые пятна 

Однако в законопроекте есть формулировки, требующие разъяснения. 

Например, в чем выражены недружественные действия и может ли бездействие быть недружественным? 

Также неясно, как оценивать категории «объективно окончательно невозможно» и «объективно временно невозможно». Отчасти здесь можно ориентироваться на разъяснения Верховного суда, который 11 июня 2020 года постановил, что невозможность исполнения обязательств является объективной, когда обстоятельства не зависят от воли или действий должника, он не может исполнить их ни лично, ни с помощью третьих лиц. Это разъяснение касалось ограничений, введенных во время пандемии, но я полагаю, что до принятия иных официальных разъяснений оно применимо и для текущей ситуации.

Важно и то, кого и по каким критериям будут относить к «лицам, которые способствовали недружественным действиям»?  Согласно проекту закона, такие лица не смогут просить о применении к ним норм об освобождении от ответственности или прекращении обязательств. К примеру, сможет ли ООО «Макдоналдс», заявившее о приостановке деятельности, прекратить договоры аренды вследствие «объективной окончательной невозможности исполнения», если McDonald’s Corporation примет решение о ликвидации бизнеса в России? 

Непонятно и то, как новые нормы ГК будут соотноситься с другими разделами кодекса и отдельными законами. Например, с законами о госзакупках, которые содержат особенности исполнения сторонами обязательств и применение мер ответственности за их неисполнение.

Возможно, главным вопросом является то, как последствия отказа или освобождения от ответственности скажутся на цепочке контрагентов? В ряде случаев это может привести к серьезным последствиям для российской экономики, например если речь идет об обязательствах промышленных гигантов вроде «Автоваза». Вся ли цепочка поставщиков и подрядчиков должна заявить об освобождении от ответственности или прекращении обязательства? Сможет ли заказчик по договору строительного подряда отказаться от договора, если подрядчик не выполнил работы, так как из-за санкций не получил от поставщика материалы? Или в этом случае заказчику стоит обратиться к статье 717 Гражданского кодекса (отказ заказчика от исполнения договора)?

Без ответа остается и стратегический вопрос: насколько принятие такого закона способствует оздоровлению делового климата? Сейчас в России действует мораторий на банкротства, права кредиторов на удовлетворение своих требований ограничены. А новые инструменты, по большому счету, позволят должникам в одностороннем порядке отказываться от своих обязательств. Насколько это будет справедливо по отношению к кредиторам, которые в текущих условиях даже не смогут инициировать в отношении таких должников процедуру банкротства? Не приведет ли это к нарушению принципа равноправия сторон? И не спровоцирует ли дополнительных проблем уже для кредиторов?

Предполагаю, что если закон будет принят в текущей редакции, то юридическое сообщество будет крайне аккуратно в его применении. Скорее всего, к закону понадобится надстройка в виде разъяснений Верховного суда.    Реклама на Forbes

Рост судебных разбирательств, безусловно, возможен, но вряд ли будет лавинообразным. Вспомним, что в период пандемии бизнес-сообщество показало, что может договариваться в досудебном порядке. 

Альтернативные методы 

Но законопроект пока не принят, а многие собственники бизнеса уже сейчас находятся в тревожной неопределенности. Если не ждать вступления в силу новых норм, можно обратиться к действующим положениям Гражданского кодекса. 

Статья 416 ГК РФ позволяет прекратить обязательства, если обе стороны договора объективно не могут их исполнить. Например, запрет на ввоз товаров в Россию позволяет не исполнять обязательство на основании пункта 1 статьи 417 ГК РФ (в связи с изданием акта органа государственной власти). В этом случае сторона, не исполнившая обязательство, тоже может быть освобождена от ответственности. 

Положения статьи 451 ГК РФ позволяют инициировать изменение или расторжение договора в связи с существенными изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении сделки. При этом санкции автоматически не попадут под действие этой статьи, как и других положений ГК. Участникам рынка придется доказывать прямую причинно-следственную связь между санкциями и необходимостью изменения или расторжения договора, а также объективность новых обстоятельств — их независимость от воли сторон.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора