Главная » Компании » Елки-палки: как стартап по высадке леса Maraquia получил похвалу Путина, потерял инвесторов и теперь судится с основателем

Елки-палки: как стартап по высадке леса Maraquia получил похвалу Путина, потерял инвесторов и теперь судится с основателем

Ксения Мельникова Forbes Staff

Фото ИТАР-ТАСС / Алексей Дружинин

Фото ИТАР-ТАСС / Алексей Дружинин

За семь лет проект Maraquia («Маракуйя»), который позволяет посадить дерево через интернет в три клика, высадил 4 млн деревьев, вышел на 100 млн рублей годовой выручки, получил заказ от Владимира Путина и стал партнером ВТБ. Но за красивым фасадом стартапа скрываются конфликты основателей, недовольство потерявших деньги инвесторов и судебные разбирательства

Накликать дерево 

Идея сервиса, с помощью которого любой желающий может посадить дерево через интернет в любой точке Земли, пришла уроженцу Туркменистана Александру Платонову в 2012 году. На многочисленные сообщения и звонки Forbes он не ответил, но его биографию нетрудно найти в сети — о проекте Maraquia в 2013-2015 годах много писали СМИ. До запуска бизнеса Платонов закончил турецкий Middle East Technical University и перебрался в Москву. В столице год работал управленцем в «Кредит Европа Банке», а затем несколько лет организовывал приезд зарубежных предпринимателей в Россию в рамках «Зворыкинского проекта» (программа «Росмолодежи» для инновационных проектов). 

Об идее лесного стартапа Платонов в 2012-м рассказал коллегам по «Зворыкинскому проекту»: владельцу ИТ-разработчика KR Digital Сергею Ковалеву, Марии Макаровой, которая тогда работала в «Росмолодежи», и знакомому со времен учебы в Турции Александру Киселеву. Всем троим задумка понравилась, и они стали сооснователями Maraquia. В марте 2012 года партнеры зарегистрировали ООО «Маракуйя»: 64% — у Платонова, 30% — у Макаровой, 5% — у Ковалева и 1% — у Киселева (по данным СПАРК). Ковалев занялся разработкой ИТ-системы проекта, Макарова — взаимодействием с директорами национальных парков, а Киселев впоследствии — продажами.

Осенью 2012-го Ковалев силами пяти сотрудников KR Digital создал прототип Maraquia: сайт для пользователей (частных лиц и компаний) и приложение, в котором лесничие национальных парков и заповедников могли отмечать GPS-координаты лесных участков, требующих зачистки от старых сухих деревьев и посадки новых. Первым использовать приложение стал национальный парк «Угра». В начале 2013-го партнеры смогли привлечь на доработку пилотной версии первые инвестиции от сооснователя космического проекта Dauria Aerospace Михаила Кокорича (инвестировал вместе с партнером Дмитрием Ханом), а также Михаила Чучкевича и Бориса Рябова, управляющих партнеров венчурного фонда Bright Capital. Ковалев точную сумму вложений не называет. В интервью The Village Платонов рассказывал о привлечении $450 тыс. По словам Кокорича, только его вложения составили «несколько сотен тысяч долларов». Чучкевич на момент публикации комментарий не дал. 

За свои вложения инвесторы к апрелю 2013 года получили совокупно около 13,9% в ООО «Маракуйя», доли Ковалева, Макаровой и Киселева стали одинаковыми — 9,57%, у Платонова остался контрольный пакет (по данным СПАРК). После привлечения инвесторов ООО «Маракуйя» подписала с KR Digital (ООО «КР») договор, по которому часть инвестиционных средств основатели поэтапно переводили в ИТ-компанию Ковалева в качестве оплаты за разработку.  

Сергей Ковалев, Александр Киселев и Александр Платонов
Сергей Ковалев, Александр Киселев и Александр Платонов / Facebook

До 2014 года стартаперы продолжали дорабатывать продукт, и бизнес «почти ничего не приносил», говорит Ковалев. «Частных клиентов было мало, а корпоративными тогда были только согласившиеся посадить деревья через Maraquia по дружбе», — вспоминает он. Так, например, первым спонсором посадки 5 000 сибирских елей в национальном парке «Угра» стала компания Dauria Aerospace инвестора Maraquia Михаила Кокорича. Небольшие посадки финансировали также клиенты KR Digital (магазины «Деликатеска» и «На колесах»). В 2013 году, по данным СПАРК, выручка ООО «Маракуйя» составила 7,2 млн рублей, убыток — 6,6 млн рублей. В 2014 году — 2,4 млн рублей и 7,1 млн рублей соответственно. 

На фоне финансовых сложностей отношения в команде Maraquia стали накаляться, вспоминает Ковалев: «Инвестиции нам приходили траншами. Осенью 2013 года, когда денег давно не было, Платонов начал психовать. Дошло до того, что он стал общаться с инвесторами неподобающим образом». По словам Дмитрия Хана, он и Кокорич в конце 2013-го приостановили инвестиционные транши. «Часть акций, о которых мы договорились [с Платоновым], была оформлена сразу, а вторая часть должна была перейти к нам после определенных действий, которые мы произвели, но доли наши так и не увеличились. Платонов всячески затягивал оформление. Мы посчитали неправильным проводить какие-либо дальнейшие инвестиции при таком отношении», — вспоминает Хан. По его оценке, доля инвесторов должна была быть «в два-три раза больше» 13,9%, полученных в апреле 2013-го. В итоге инвесторы прекратили общаться с основателями Maraquia; в суд подавать не стали, так как потраченные деньги были для них незначительными.

Президентский лес

Несмотря на разлад с инвесторами, продукт Maraquia, хоть и медленно, но развивался: к концу 2013-го в партнерах появилось больше нацпарков (добавились «Валдайский национальный парк», «Заповедное Прибайкалье» и еще с десяток парков), на сайте заработала расширенная карта, улучшился пользовательский интерфейс. В начале 2014-го Maraquia участвовала в форуме Фонда развития интернет-инициатив, и стартап в числе других эко-проектов был представлен Владимиру Путину. В формате тестирования президент оплатил с личного счета посадку 6 тыс. деревьев в национальном парке «Мещера» на сумму 142,5 тыс. рублей. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков в разговоре с Forbes уточнил, что взаимодействие Путина со стартапом было разовым и, как оказалось, результативным: в мае 2014 года на предложение о партнерстве согласился «Почта Банк» (тогда «Лето банк»). Совместный проект назвали «Подари лес другу!». По его условиям банк предлагает клиентам спонсировать посадку деревьев при оформлении карт и кредитов, а «Маракуйя» выступает оператором озеленения и отвечает за маркетинг. Forbes нашел отзыв клиента «Почта Банка» — якобы средства на посадку лесов банк списывал, не спрашивая клиентов напрямую, а просто указывая этот пункт в договоре. По словам недовольного пользователя на портале banki.ru, «Почта банк» одобрил ему кредит на 293 тыс. рублей. Позднее, внимательно прочитав договор, он узнал, что еще 7 тыс. рублей в счет кредита банк направил на посадку 70 деревьев. «Если возникают какие-то недоразумения со стороны потребителей, мы совместно с партнером всегда оперативно их решаем, вплоть до возвращения денег за ошибочно купленный сертификат на посадку леса», — прокомментировали ситуацию в пресс-службе банка.

Из-за бюрократических проволочек совместный проект банка и Maraquia стартовал только в декабре 2014-го. На фоне «отсутствия значительных оборотов» вплоть до этого времени основатели стартапа успели «разругаться вдрызг» между собой, говорит Ковалев. По его словам, тогда же рекратились регулярные выплаты по договору между Maraquia и KR Digital (до 2014 года KR Digital получила от стартапа 13,7 млн рублей). «Дорабатывал сайт и приложение я на свои деньги. Это было неприятно, поскольку свободных денег в KR не было, но бросить проект тогда означало бы, что мы не заключим контракт с «Лето Банком», —  вспоминает Ковалев. После подписания контракта с банком он и Киселев решили выйти из проекта. 

Александр Платонов на презентации проекта «Зеленый мир» на базе «Лето Банка»
Александр Платонов на презентации проекта «Зеленый мир» на базе «Лето Банка» / Артем Коротаев / ТАСС

Киселев на запрос Forbes на момент публикации материала не ответил. Ковалев же договорился с Платоновым и Макаровой, ставшей к тому времени женой последнего, что участия в развитии стартапа принимать не будет, но оставит за собой свои 9,57% и право получать дивиденды при выходе проекта на прибыль.

В ноябре 2014 года компания зарегистрировала новое юрлицо «Маракуйя Глобал» с владельцами в лице Ковалева (9,57%) и Макаровой (90,43%). Кокорич и Хан, Чучкевич и Рябов, как и Киселев, совладельцами оформлены не были. При этом Кокорич уверяет, что доли у инвесторов никто не выкупал: «Мы пытались писать, звонить, но на наши письма не отвечали. В итоге просто смирились и ничего требовать не стали. Права инвесторов в России почти никак не защищены. Что с [Платонова] возьмешь? Ничего. Судиться тоже не было смысла».

Новые лица Maraquia

Ковалев и Киселев в стартапе «были основными двигателями, помимо непосредственно Александра», считает Хан. «Дальше стартап развивался за счет того, что основатели успели добиться вместе», — добавляет он. В 2015 году за счет партнерства с «Почта Банком» выручка «Маракуйи Глобал», по данным СПАРК, составила около 13 млн рублей (40% — контракт с банком). В 2016-м бизнес принес уже 76,8 млн рублей выручки и впервые вышел на прибыль — 3,4 млн рублей. 

В 2017-м, правда, выручка «Маракуйи Глобал» откатилась к 12,5 млн рублей, но прибыль доросла до 9,8 млн рублей (по данным СПАРК). Ковалев уверен, что причиной шестикратного снижения выручки стал перевод активов стартапа на очередное новое ООО «Лаборатории леса». Юрлицо было зарегистрировано в конце 2016 года. Первые несколько месяцев его 100%-ным владельцем и гендиректором был некий Максим Шилов, а в начале 2017 года 25% «Лабораторий леса» достались группе «Промышленные инвесторы» предпринимателя и завсегдатая списка Forbes Сергея Генералова. Спустя еще два года новой компании перешел товарный знак Maraquia, ранее принадлежавший «Маракуйя Глобал», а доля Шилова (75%) досталась Платонову. На запрос Forbes по  электронной почте «Промышленные инвесторы» не ответили. Найти в открытых источниках контакты Шилова Forbes не удалось.

Выручка «Лаборатории леса» в первом же полном 2017 году работы, по данным СПАРК, составила 107,1 млн рублей, прибыль — 19 млн рублей. 

В 2017 году Ковалев зашел на сайт стартапа, увидел название нового юрлица ООО «Лаборатории леса» и поначалу подумал, что проект продали. «Попытался связаться с Платоновым, чтобы выяснить, но не смог — ни на звонки, ни на письма мне не отвечали», — вспоминает он. Тогда юрист посоветовал Ковалеву нотариально заверить страницы сайта Maraquia, где было указано новое юрлицо (копия нотариально заверенного протокола осмотра доказательств есть в распоряжении редакции).

Мария Макарова и Александр Платонов
Мария Макарова и Александр Платонов / Facebook

Никаких активных действий, кроме попыток связаться с Платоновым, Ковалев не предпринимал вплоть до начала 2019 года. Но когда увидел, что в 2018 году прибыль «Лаборатории леса» достигла рекордных 58 млн рублей (при выручке 167 млн рублей), подал в Арбитражный суд Москвы иск с просьбой ООО «Маракуйя Глобал» предоставить ему как совладельцу финансовые и другие документы компании (годовые отчеты, список аффилированные лиц и пр). 

В апреле прошлого года суд обязал «Маракуйя Глобал» предоставить предпринимателю требуемую информацию. Однако Ковалев уверяет, что до сих пор не получил документы. «Суд установил ответчику сравнительно небольшую неустойку — 1 тыс. рублей в неделю вплоть до исполнения, а это всего 52 тыс. рублей за год. Для бизнеса с миллионной прибылью это незначительная сумма, а риски, связанные с передачей документов, могли быть оценены ответчиком как более существенные», — считает юрист FTL Advisers Мария Кукла.

Следом за этим иском уже летом 2020 года Ковалев подал еще один — о признании недействительной сделки по передаче товарного знака Maraquia от «Маракуйя Глобал» к ООО «Лаборатории леса». Товарный знак продали новому юрлицу за 10 тыс. рублей, в то время как его реальная рыночная стоимость составляла порядка 1 млн рублей, заключили эксперты ООО «Новые горизонты» по запросу адвоката Ковалева. Суд с доводами Ковалева о недействительности сделки и заниженной стоимости товарного знака согласился и снова вынес решение в его пользу.

Интересы компании Платонова в суде представлял адвокат Кирилл Наумов. Комментировать вопросы, касающиеся «Лаборатории леса», он отказался. «Ничего интересного, кроме того, что изложено в решении суда, размещенном на сайте kad.arbitr.ru, пояснить не смогу», — сообщил он. Согласно материалам суда, ответчик исковые требования не признал и счел, что Ковалев пропустил срок исковой давности: товарный знак Maraquia «Лаборатории леса» начала использовать задолго до судебного процесса. Компания Платонова в связи с этим подала на апелляцию. Ее интересы в суде в ходе апелляционного процесса стал представлять новый адвокат — Сергей Морозов из юркомпании «Хренов и Партнеры». Руководитель пресс-службы «Хренов и Партнеры» Владимир Московенко сообщил Forbes, что «до момента разрешения данного спора в апелляции никаких комментариев ни в каком виде от нас не будет». Рассмотрение апелляции, по словам Московенко, было запланировано на 19 ноября.

Юрист Антон Линд, представляющий в суде интересы Ковалева, рассчитывает «получить требуемые документы и строить дальнейшую линию исходя из полученных в них сведений». Линд уверен в победе. Мария Кукла из FTL Advisers согласна, что шансы у него неплохие: «Ковалев уже выиграл несколько исков и находится в достаточно выигрышной процессуальной позиции. Если сейчас в ходе обжалования решения суда [о незаконной передачи товарного знака Maraquia новому юрлицу] суд встанет на сторону Ковалева, то у последнего будут основания подавать новые иски и требовать с Платонова десятки миллионов рублей». В 2019 году финансовые показатели «Лаборатории леса» вернулись к уровню 2016-2017 годов: выручка составила 81 млн рублей, прибыль 9 млн рублей (по данным СПАРК).

В 2020 году владельцы переименовали Maraquia в Treeography. Генеральным директором «Лаборатории леса» стал Платонов. И стартап заключил партнерство с ВТБ («Почта банк» входит в группу ВТБ): клиенты теперь могут оплатить посадку деревьев со своей карты или за счет бонусов, которые начисляются в рамках программы лояльности, пояснили в пресс-службе банка. «Знаю только, что у них часто меняется команда и бывают проблемы с отчетами: пару лет назад они не смогли отчитаться перед «Почта Банком», он расторг с ними отношения [в пресс-службе «Почта банка» о проблемах в отношениях со стартапом Forbes не рассказали, отметив лишь, что работают с ним «почти шесть лет»], — говорит источник Forbes в одном из проектов, который занимается восстановлением лесов. — Но, судя по всему, они как-то вырулили эту ситуацию, потому что банк все еще является их партнером. Думаю, ни эти проблемы, ни суды им не помеха: в связи с тем, что таких проектов в России очень мало (всего четыре, включая Treeography), у них всегда найдутся новые клиенты».

В октябре 2020 года Ковалев получил от Марии Макаровой письмо, в котором она высказала позицию (копия письма есть в распоряжении редакции). «Она сообщила, что я пять лет не принимал участия в развитии компании и игнорировал просьбы подключиться к работе с клиентами, — пересказывает содержание Ковалев. — Я никаких просьб не получал. Они вообще делали вид, что нас всех не существует». Предприниматель письмо проигнорировал, а в ноябре получил приглашение на собрание учредителей «Маракуйя Глобал» (запланировано на пятницу 13 ноября). Макарова на сообщение Forbes в соцсетях не ответила.

При участии Натальи Пешковой

https://www.forbes.ru/karera-i-svoy-biznes/413571-elki-palki-kak-startap-po-vysadke-lesa-maraquia-poluchil-pohvalu-putina

НЕВЫЛЕТ.РФ - Онлайн сервис проверки всех долгов