Главная » Компании » «Деньги просто под ногами валяются»: художник Салават Фидаи о раскрутке в TikTok, мировой славе и смене карьеры после 40 лет

«Деньги просто под ногами валяются»: художник Салават Фидаи о раскрутке в TikTok, мировой славе и смене карьеры после 40 лет

В 40 лет житель Уфы Салават Фидаи решился на кардинальные перемены в жизни и бросил престижную работу в офисе ради воплощения мечты — заниматься творчеством и зарабатывать на этом. Сейчас ему 48 лет, и он — один из самых известных современных российских художников в мире. Специализируясь на миниатюрной скульптуре, Фидаи вырезает фигурки знаменитостей и героев поп-культуры из графитовых стержней карандашей. Его работы пользуются спросом во всем мире: их выставляли музеи США, Великобритании, Сингапура, ОАЭ и других стран, не говоря уже о России. Доносить свое творчество до широкой публики художнику помогают соцсети — прежде всего TikTok и Instagram. На этих платформах у Фидаи свыше 11 млн и 800 000 подписчиков соответственно.

О стоимости интеграций

«Иногда ценник за видео [на TikTok] может начинаться от $500, иногда он может быть в 10-20 раз выше. И доходы, соответственно, тоже такие скачущие — так же как, например, у Дины (Саевой, популярного TikTok-блогера с 17,9 млн подписчиков. — Forbes): если крупный бренд ее подпишет на несколько роликов — это будет хорошая сумма. А если будет всего один ролик — раскрутить одну песню, к примеру, — это будет маленькая сумма. Думаю, [я уже поработал] практически со всеми западными кинокомпаниями, которые делают блокбастеры для наших экранов: и Marvel, то есть это уже Disney, и 20th Century Fox, и Warner Bros. Делал [миниатюрные скульптуры] персонажей тех блокбастеров или мультфильмов, которые сейчас пойдут на экран».

О начале творческого пути

«Cначала были картины. Картины я писал маслом. Это было классно, клево, но их очень тяжело продавать за рубеж, потому что нужно пройти очень длинный бюрократический путь, чтобы вывести картину. Российская Федерация, скажем так, защищает свои картины, написанные маслом. Я потому и завязал с этим, что тяжело продавать за рубеж. В России ты никому не нужен, весь покупатель — там. Поэтому я перешел на другие материалы и стал интересоваться миниатюрой. Сначала были коробки (Салават делал копии картин известных художников, помещая их на спичечные коробки. — Forbes), потом семена различных растений, а потом я нашел карандаши. И карандаши зашли лучше всего — и по цене, и по спросу, и по отзывам в социальных сетях. Я решил этим заниматься, мне это было творчески интересно. Поэтому получилось так, что карандаши [стали] нужны коллекционерам, музеям, рекламодателям. И несколько музеев выкупили у меня коллекции: в Австралии, в США. В Санкт-Петербурге — пока единственный музей в России, который заинтересовался [моим] искусством — это музей [микроминиатюры] «Русский Левша».

О заработках и заказчиках

«Коллекционеры со всего мира постоянно заказывают [мои работы]. То есть [пополняют] личную коллекцию. Чаще всего они объясняют это тем, что это просто что-то прикольное, что-то интересное. Дарят [миниатюры] в подарок — известные персоны друг другу дарят, крупные бизнесмены, потому что чем еще удивить человека? Есть коллекционеры, которые покупают [мои работы] и убирают их в стол, шкаф или сейф. Я у них спрашивал: «Почему вы так делаете?» Я всегда интересуюсь, куда пойдет эта работа, и прошу, чтобы ее сфотографировали — где она теперь, как она пристроилась. Многие мне говорят: «Она в сейфе». «А почему?». — «Это инвестиция». Я говорю: «Как объясните?» Он [покупатель] говорит: «Ты — молодой перспективный художник, сейчас твоя работа стоит $10 000, а через 5 лет это будет $100 000. Дай Бог тебе здоровья, но когда-нибудь она будет и $1 млн стоить. Пускай пока полежит».

Когда коллекционеры заказывают [мои миниатюры], там минимальный ценник — от $1000 или от €1000. И он может быть намного выше, когда речь идет о какой-то уникальности. Это когда я подписываюсь, что я больше не буду повторять [эту работу]. Иногда заказчик говорит: «Ты вот это сделаешь — и все. Ты не должен больше повторять». Иногда я подписываю документ, что я не должен никому говорить, что я сделал и для кого. В первый раз, когда мне такое предложили, я был просто в шоке и по дурости назвал низкую цену. Но когда такое повторилось, я уже стал серьезно поднимать ценник. Я говорил: «Ребята, извините, за молчание нужно платить». Всегда чешется [язык] сказать, у кого какая работа. Это лица первый величины в странах по всему миру. Не буду говорить [кто] — я бумаги подписывал. Люди первой величины в шоу-бизнесе, в мире моды. Были [заказчики из рейтинга миллиардеров Forbes] и из российского, и из американского. Вообще соотношение клиентов за пределами России [к россиянам] — один к ста. То есть один — из России, сто — за рубежом.

Есть еще второй вид доходов, который сейчас превышает все остальные. Это промоушн песен на TikTok. Там целая очередь из заказов: видимо, людям всегда хочется чем-то еще удивить [других]. То есть мне дают песню, я делаю под нее видео, показываю [автору] на одобрение, мне говорят «окей» — и все, мы выкладываем. Сейчас цены — где-то от $500 за одну песню, и это будет в том случае, если от меня не требуют какую-то эксклюзивную скульптуру — тогда цена будет выше. Если это какой-то эксклюзивный заказ — они [заказчики] заморочились, сказали: «Нам нужно именно так и никак иначе» — и мне творчески это будет интересно, то я соглашусь, но цену буду существенно повышать. [Такой заказ] может и $3000 стоить. Я выбрал для себя такую тактику: если я не хочу делать —  я поставлю такую цену, что если они вдруг на нее согласятся, то я, скорее всего, скажу: «Ну, окей. За эти деньги, скорее всего, стоит это сделать».

О продвижении в соцсетях

«Зачем мне дилеры? Все эти дилеры, союзы художников, все эти старперские галереи, издательства, критики — это пережиток прошлого, сейчас есть интернет. TikTok и Instagram тому пример: тебе никто не нужен, если ты хоть чуть-чуть понимаешь в SMM. То есть клиент всегда сам придет на твой контент. Тебе просто нужен скоростной интернет и возможность показать свое искусство в каких-то соцсетях. И если твой контент интересный, тебе ничего не нужно делать, он сам «сарафанится». Там эффект снежного кома: паблики начинают [его] друг у друга воровать. Конечно, в конце выяснится, что даже твое имя не «кредитуют», то есть не пишут, что ты создал [этот контент]. Тем не менее работы становятся узнаваемыми, твои «видосы» узнают. Сейчас китайцы и индусы очень много воруют [контента в интернете]. Мне постоянно присылают мои подписчики [примеры того], что в китайском TikTok мое видео без упоминания моего имени набрало полмиллиарда просмотров. Обидно немножко, да.

Думаю, [без соцсетей] у меня не получилось бы, потому что это как писать письмо на деревню дедушке: мало работать, мало быть выдающимся художником — нужно это еще и показать людям. Потому что, если ты будешь делать в стол или оставишь [работы] в своей мастерской, никому не покажешь [их], как об этом узнает весь мир? Поэтому нужен Instagram, нужны другие соцсети, в том числе TikTok. И нужно не просто фотографировать и не просто снимать, а делать это на высоком профессиональном уровне. Картинка должна быть сочной, яркой, вкусной, привлекательной, потому что в этой пестрой ленте ты должен как-то выделиться, иначе тебя просто пролистают — и все».

Об искусстве и деньгах

«Искусство в чистом виде, наверное, все-таки должно быть далеко от денег. Но в этом случае художник должен быть обеспечен, и для него денежный поток должен создавать кто-то другой — это либо меценат, либо какой-то спонсор, либо, условно, его супруга должна деньги зарабатывать, а он будет у нее на содержании. Он не должен думать о маркетинге, а должен думать только об искусстве, тогда это будет высокое искусство. А если ему приходится еще и продавать [свои работы] — он, конечно, будет думать о том, как это продать и что ему сделать, чтобы это пользовалось спросом. А искусство в чистом виде, наверное, должно жить отдельно от коммерции, от предпринимательства».

Содействие в подборе финансовых услуг/организаций

О смене карьерного пути в 40 лет

«Первое, что я сделал, — это закрыл все кредиты. Как я их закрыл? Продал свой двухэтажный дом, который только что построил. В итоге получилось, что, продав дом, я стал строить другой дом, но поскромнее уже — одноэтажный. Но зато стал финансово независимым. У меня появились деньги, на которые моя семья могла жить около года. Честно говоря, их не хватило на целый год, потому что мы привыкли к определенному уровню жизни и не хотели его терять. А когда не хватило денег, стал продавать какое-то имущество из дома — не как люди, которым нужно получить дозу, а чтобы просто прокормить семью. Продал свой любимый горный велосипед — новенький еще, не запылившийся. Потом, когда я уже продал несколько картин, понял, что на это можно худо-бедно жить. И был такой момент, когда я все-таки сорвался и сказал супруге, что не получается — наверное, придется на работу возвращаться. Стыдно было возвращаться в ту же компанию: я хоть и хорошо расстался [с работодателем], но понимал, что возвращаться туда же — это не то. Стал искать другие предложения, начал ходить на собеседования и так далее. Но в один вечер супруга говорит: «Слушай, давай-ка ты еще попробуй, потому что я чувствую, что это не то, это не твое. Давай ты будешь художником». Именно благодаря супруге и поддержке детей я все-таки остался на этом пути».

О TikTok

«Это был, конечно, шок, потому что, например, в Instagram я за 6 лет до сих пор не набрал миллиона подписчиков. А в TikTok за месяц набрать миллион, потом в следующий месяц — опять миллион и в третий месяц — еще миллион, — это полный вынос мозга. Ты видишь, какой там охват, какая там активная аудитория, и просто теряешь самообладание, думаешь: вау! И TikTok для меня был просто экспериментом. Я понимал, что Instagram уже как-то загибается, Facebook — вообще ни о чем, YouTube — это как-то не мое, Likee мне не понравилась. Попробовал еще какие-то похожие на TikTok платформы — тоже не понравились. И тут моя младшая дочь, Сонечка, говорит: «Давай вот это попробуй». Я говорю: «Давай посмотрим». Сели с ней, на ее телефоне я посмотрел [видео на TikTok], она объяснила, что и как делать. Я пошел к себе в кабинет, где-то спустя два дня у меня что-то получилось, и я выложил первое видео. Условно, в 9 вечера я выкладываю видео, пошел посмотреть кино, возвращаюсь, а тут миллион просмотров у этого видео!

Я думаю: «Не понял что-то». Еще полистал, все проверил — точно миллион просмотров. Думаю, как такое может быть. Дочери показал, она говорит: «Ничего себе, ты попал в «реки». Я говорю: «А что такое «реки»?» Она говорит: «Ну, в рекомендации». Не то чтобы я совсем бумер, который ничего не понимает, — именно технологии TikTok тогда не совсем были понятны. Я говорю: «Окей, давай другое видео выложим». Выложили — ну, условно там 500 000 просмотров в течение дня. Она говорит: «Не выстрелило, бывает. Хотя я никогда в жизни не видела, чтобы первое же видео столько набирало». И потом пошло-поехало. Что еще помогло — у меня был большой архив видеоматериалов, накопившийся за пять лет. Я начал подгонять их под формат TikTok. И вот эта регулярность выкладывания «видосов» привела к тому, что контент начал качать и дело пошло. У меня даже такая традиция потом появилась: когда есть миллион просмотров, я на всю катушку включаю знаменитый танец Джокера на лестнице и джигу-дрыгу танцую на радостях, но чтобы никто не видел.

До того как я пришел в TikTok, мне хватало [денег], чтобы, скажем, закрыть все мои потребности, но на что-то еще — нет. Сейчас я могу честно сказать, что благодаря TikTok я квартиру купил — пока в Уфе, но мечтаю, что когда-нибудь смогу в «Москва-Сити» квартиру себе купить — просто для понта. В Уфе я купил прекрасную квартиру в центре, сейчас там делаю ремонт, и я доволен. Если бы не было TikTok, я не знаю, через какое время у меня это получилось бы.

Деньги просто под ногами валяются. Просто вот ходишь и топчешь деньги — не переворачиваешь, они там внизу гниют. Образно это первое, чем является для меня TikTok. Во-вторых, это платформа c просто охрененным охватом, с огромным всепоглощающим алгоритмом, который перемалывает все и делает людей знаменитыми за секунды. Есть мой пример, пример Беллы Порч (19-летняя звезда TikTok из США, 47,8 млн подписчиков. — Forbes). Ну кто она такая? Она просто девочка, которая танцевала, у нее не было никакого промоушена. То есть обычный человек становится звездой и миллионером. Окей, отодвигаем деньги в сторону: TikTok — это площадка для самовыражения. Ты можешь хоть чем на ней заниматься. Придя в TikTok, если ты немножко подумаешь, посмотришь, понаблюдаешь — у тебя есть огромный шанс сделать даже что-то великое».

О затратах на раскрутку

«Всегда думают, что я, как и все остальные, вкладываю неимоверные деньги в свою раскрутку. На самом деле я такой, видимо, старой формации человек: чем-то напоминаю коммунистов. Никому не буду платить за раскрутку и промоушен. Считаю, что художник должен продвигать себя только своим искусством, своим контентом. Поэтому я не платил ни Instagram, ни Facebook, ни тем более TikTok или каким-то другим компаниям, чтобы меня продвигали, чтобы меня раскручивали. Постоянно попадается вот эта кнопка «не хотите ли продвигать свои видео?». Нет. Принципиально нет. Кстати, каюсь, я в Facеbook один раз попробовал. Просто спортивный интерес: что будет? И один раз попробовал в Instagram: что будет? Ничего не сработало. То есть я впустую деньги выкинул. Тогда я стал спрашивать у знакомых и друзей, кто этим занимался, и у спецов. Они говорят: «Ну, по-честному, нет, это не работает». Тогда я вообще махнул на это рукой и во всяких «гивах» и «взаимках» не стал участвовать и не обращался к каким-то блогерам за пиаром».

https://www.forbes.ru/