Главная » Компании » Что происходит в книжных магазинах на фоне поправок в закон об иноагентах?

Что происходит в книжных магазинах на фоне поправок в закон об иноагентах?

Текст:Александра Сидорова

Печатные материалы за авторством иноагентов с 1 декабря должны маркироваться «18+» и продаваться в непрозрачной упаковке. Как дело обстоит на практике, посмотрела в московских книжных магазинах обозреватель Business FM Александра Сидорова

Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

С 1 декабря печатные материалы, созданные иностранными агентами, надо маркировать «18+»; в книжных магазинах их можно распространять только в запечатанной непрозрачной упаковке, а в организациях для детей они запрещены. По крайней мере, так сказано на сайте Госдумы. Как дело обстоит на практике?

В четверг вечером обозреватель Business FM Александра Сидорова побывала в четырех книжных в центре Москвы. По легенде для продавцов искала новогодние подарки, нужны были книжки Глуховского, Зыгаря и Быкова — все трое признаны иноагентами. По идее, с 1 декабря их литература должна распространяться только в запечатанной непрозрачной упаковке с маркировкой «18+».

В первом книжном в наличии были книги всех трех авторов — либо вовсе без упаковки, либо обернутые в прозрачную пленку. Никаких пометок, что это книги иноагентов. Во втором магазине Зыгарь точно был месяц назад, пусть и не на самом видном месте. В четверг продавцы сказали, что все его книги раскупили и больше их завозить не будут. В отделе фантастики, где раньше лежал Глуховский, консультант оказалась прямолинейнее:

— По-моему, где-то тут стоял Глуховский.

— Его изъяли из магазинов.

— Вообще? Так я думала, что они у вас были вот буквально неделю назад.

— В нашем государстве все непредсказуемо. Забудьте о Глуховском.

— Поищу в интернет-магазинах — может, где еще осталось.

— Да, если повезет.

— А давно? Я просто была неделю-полторы назад.

— Есть пьеса «10 дней, которые перевернули весь мир».

В третьем магазине мне сказали, что книги Зыгаря изъяли. Глуховский — в наличии, правда, всего три наименования: «Пост», «Рассказы о родине» и «Сумерки». Внутри каждой книжки — закладка с подписью «иноагент». А Быкова — как прозу, так и книги по литературоведению — убрали на последнюю, верхнюю, полку, куда можно забраться только с помощью стремянки. Продавец так и сказал: переставили недавно в связи с тем, что автор — иноагент. В четвертом книжном из иноагентов в наличии были Зыгарь, Глуховский и Шульман. Никаких дополнительных мер вроде закладок, верхних полок и непрозрачной упаковки. В наличии книжек еще предостаточно, но спрос на этих авторов в последние недели заметно вырос, сказала консультант. По ее словам, упаковывать иноагентские книги в непрозрачные обложки они планируют с нового года.

Книги всех этих авторов все еще есть на маркетплейсах. Кое-где книги «заблюрены» и для оформления заказа надо ввести дату рождения. Где-то — никаких нововведений. И цены на книжки онлайн в полтора-два раза ниже, чем в офлайн-магазинах.

В первые дни декабря в Москве — традиционная книжная ярмарка Non/fiction. Зыгарь на ней представлен в прозрачной пленке и с пометкой «18+». Без какой-то отдельной маркировки. Ярмарка проходит в момент, когда отрасль погружается в кризис: контрафактной литературы на маркетплейсах все больше, зарубежных книг все меньше. Продолжает литературный критик, заместитель ответственного редактора отдела Ex libris «Независимой газеты» Андрей Щербак-Жуков:

Андрей Щербак-Жуков литературный критик, заместитель ответственного редактора отдела Ex libris «Независимой газеты» «В основном это видно по художественной литературе. Если нон-фикшен еще есть, то художественной литературы, действительно, заметно стало меньше. Но опять же моя надежда на маленькие издательства, которые из-за своего небольшого тиража могут обходить всякие ограничения. Я считаю, что они спасут нынешнюю русскую книгу. Вообще, тенденция именно этого года, все больше и больше издательств уходят в формат print on demand , то есть книги не выходят фиксированным тиражом, а собираются заказы на книгу и в зависимости от количества заказов печатается какое-то количество книг».

Еще один тренд: в России выросла популярность самиздата, рассказали РБК на прошлой неделе в издательской группе «Эксмо-АСТ». К концу этого года доля самиздата на рынке может составить 10-15%, а доходы сегмента — 3-4 миллиарда рублей. В «Эксмо» считают: в долгосрочной перспективе популярность и монетизация самиздата будут только расти.

None