Главная » Компании » Чем обернется для России уход иностранных fashion-ретейлеров и брендов

Чем обернется для России уход иностранных fashion-ретейлеров и брендов

Фото Гавриила Григорова / ТАСС

Крупнейшие иностранные бренды одежды приостанавливают работу в России. Такое решение уже приняли шведская Hennes & Mauritz (бренды H&M, COS, Arket, & Other Stories, Monki и Weekday), американский Nike и около десятка брендов и маркетплейсов. Как предполагают эксперты, приостановки продаж в России других иностранных компаний — дело времени. Чем это грозит российским покупателям и будет ли кем заменить иностранных ретейлеров в случае их ухода?

2 марта шведская компания Hennes & Mauritz, которой принадлежат бренды H&M, COS, Arket, & Other Stories, Monki и Weekday, объявила о приостановке продаж в России. 

Решение, по словам представителей H&M, связано с «военной спецоперацией»* России на Украине. «H&M Group приняли решение временно приостановить все продажи в России. Магазины в Украине уже временно закрыты для покупателей и сотрудников из соображений безопасности. Компания продолжает следить за ситуацией и находится в диалоге со всеми заинтересованными сторонами. H&M Group поддерживают своих сотрудников и присоединяются ко всем, кто призывает к миру», — говорится в ответе компании на запрос Forbes.

H&M — одна из крупнейших сетей магазинов одежды в Европе. По состоянию на начало 2021 года в России было открыто 155 магазинов компании, годовая выручка в России по итогам 2020 года составила $745 млн.

Утром 3 марта магазины бренда не открылись в торговых центрах Москвы, убедился корреспондент Forbes. Входы закрыты жалюзи, товар в торговых залах покрыт пленкой, никаких объявлений нет. 

3 марта о временном прекращении работы в России объявила испанская марка Mango. «Ввиду текущих трудностей, связанных с транспортировкой и поставками, компания Mango не может гарантировать обеспечение своей деятельности в России», — говорится на сайте компании. 

Остановил поставки для российских магазинов, которыми управляет компания-франчайзи из Турции, британский fashion-ретейлер Marks & Spencer (M&S). «Учитывая разворачивающийся гуманитарный кризис после вторжения на Украину, M&S приостанавливает поставки для российского бизнеса турецкого франчайзи», — говорится в сообщении компании.

Остановлена работа в России таких брендов, как Boohoo, Nike, Ganni, и маркетплейсов ASOS, Farfetch, Yoox, Net-a-porter, Mr Porter, Matchesfashion и Mytheresa.

Пока работают магазины другого лидера мирового fashion-сегмента испанского холдинга Inditex — он владеет такими брендами, как Massimo Dutti, Pull and Bear, Uterqüe, Oysho, Zara, Stradivarius, Bershka и другими. Сотрудники четырех магазинов этой сети сообщили корреспонденту Forbes, что работа идет в обычном режиме, никаких предупреждений от руководства о предстоящих закрытиях не поступало. Forbes направил запрос в российское представительство Inditex. «Пока не очень верится в тотальный исход брендов с российского рынка, очень много сил и средств было потрачено, чтобы прийти к нам», — говорит директор департамента торговой недвижимости Accent Capital Светлана Кузьмина.

Что теряют ретейлеры? 

По оценке Fashion Consulting Group, в 2021 году оборот российского fashion-рынка вырос на 9% до 2,69 трлн рублей, 67% этого оборота приходится на продажи одежды. Точное количество международных брендов в России эксперты fashion-рынка и рынка недвижимости посчитать не смогли. «Многие компании работают в России по франшизе, некоторые как СП с русским капиталом, крупные же сети как H&M — напрямую», — рассказывает старший директор, глава ретейл-департамента компании CBRE Марина Малахатько.

«Остальные бренды пока обдумывают стратегию, но штаб-квартиры всех международных компаний, а особенно публичных, обязаны реагировать на геополитические процессы в мире», — объясняет  Марина Малахатько.

«Сегмент одежды не относится к санкционным отраслям, маловероятно, что на импорт одежды будут вводиться целевые ограничения, — рассуждает генеральный директор Fashion Consulting Group Анна Лебсак-Клейманс. — Решения об уходе с рынка — это самостоятельные решения самих брендов, которые не имеют возможности осуществлять работу в текущих политических и экономических условиях. При этом, с точки зрения ведения бизнеса, бренды совершенно не заинтересованы терять российский рынок сбыта. И если для люксового сегмента доля России составляет менее 2%, то для ряда крупных европейских брендов массового сегмента эта доля уже более значительна и может достигать 10-15%». 

О каких еще потерях может идти речь? Приостановка бизнеса означает фактическое закрытие магазинов и оформление сотрудников в принудительные отпуска, поясняет Малахатько. Помещения под магазины ретейлеры арендуют.  «Если в договоре прописаны жесткие условия, то [арендатору] придется выплачивать полную сумму до конца срока договора либо до имеющейся в договоре опции на выход из него, если это было предусмотрено», — говорит  Кузьмина из Accent Capital. «Как правило, у системообразующих ретейлеров предусмотрен свободный выход из договора с уведомлением за 3–6 месяцев», — знает операционный директор, партнер в компании «Этерна» Антон Коломиец. 

Торговые центры могут опустеть наполовину 

При негативном стечении обстоятельств может опустеть более половины площадей торговых центров. «Средний городской торговый центр (типа «Атриума», «Павелецкой плазы», «Европейского» в Москве) — это около 200 магазинов, — говорит Марина Малахатько. — Из всех присутствующих там брендов на международные приходится -30-40%. Как правило, они занимают около половины площади ТЦ». 

Общая доля иностранных партнеров или с их участием может достигать до 80%, соглашается Эмин Агаларов, девелопер, первый вице-президент Crocus Group. К счастью, по его словам, пока партнеры говорят о приостановке деятельности, а не закрытии. «Стоит сначала оценить все возможные потери, но такого масштаба партнеров (иностранных гигантов) разом не найти, нужно будет время, — сетует Агаларов. —  Потеря якорных арендаторов — это серьезный удар по всему рынку торговой недвижимости. Штрафные санкции не решат проблем отсутствия ретейлеров».

Заменить нечем

«Полное закрытие бизнеса компаний, равных H&M в России, станет большой катастрофой, — говорит эксперт рынка недвижимости, просивший не называть его имени. — Шансов быстро закрыть пустующие помещения торговых центров российским арендаторами — продавцами одежды и обуви — нет». 

Есть и другая точка зрения. Антон Коломиец из консалтинговой компании «Этерна» считает, что в России есть крупные ретейлеры, способные составить конкуренцию иностранным сетям, это Melon Fashion Group, Gloria Jeans, Zolla и другие, к тому же освободившуюся нишу смогут занять турецкие и китайские бренды. Также с российского рынка не уходит крупный японский бренд Uniqlo. В 2020 году компания увеличила объемы продаж приблизительно на 5%. В прошлом году марка Uniqlo планировала прирасти на 10% и активно развивать офлайн-магазины. 

«В России отсутствует производство одежды, за исключением трикотажных и вязанных изделий, — говорит владелец российской fashion-компании, просивший об анонимности. — Закупка тканей и отшив изделий у российских брендов происходит в основном в азиатском регионе – Китай, Вьетнам, Индия». Но, по словам собеседника Forbes, проблема может усугубится рядом факторов: дальнейшими санкциями, закрытием авиационного сообщения. Остановлены поставки товаров. Крупнейшие логистические компании — Maersk, Mediterranean Shipping Company и CMA CGM — заявили о прекращении работы с Россией. 

«Без участия иностранных партнеров российские компании не смогут обеспечить рынок локальной продукцией, так как на текущий момент основные виды сырья, фурнитуры для производства одежды и обуви — импортные, — подводит итог Анна Лебсак-Клейманс . — Кроме того, сегодня локальное швейное производство обеспечивало не более 25% от рынка готовой продукции. И само оборудование на швейных производствах — импортное. Поэтому, рынок одежды и обуви глубоко импортозависимый на всех уровнях: техническое оборудование, волокно, нити, ткани, производство. Для его функционирования необходимы иностранные поставщики и подрядчики».

*Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 53 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

https://www.forbes.ru/biznes/457973-cem-obernetsa-dla-rossii-uhod-inostrannyh-fashion-retejlerov-i-brendov