Главная » Компании » Бизнес говорит: юани шли-шли, но так и не пришли — и назад не вернулись

Бизнес говорит: юани шли-шли, но так и не пришли — и назад не вернулись

Московский предприниматель Максим Сухомлинов, импортер микроэлектроники из Азии, рассказал Business FM, как пытался заплатить китайским партнерам в юанях, а средства зависли где-то у банка-посредника. Ситуация не разрешилась до сих пор, хотя российский банк-контрагент уверяет, что внимательно следит за этим кейсом

Текст:Михаил Сафонов

Фото: Олег Елков/Alamy/Reuters

Сегодня в рубрике «Бизнес говорит» рассказ московского предпринимателя. Он импортирует из Азии микроэлектронику. Как в нынешних условиях проходят расчеты российских бизнесменов с китайскими партнерами?

История Максима Сухомлинова примечательна как примета времени. Московский бизнесмен — совладелец компании, которая занимается производством электронного оборудования для автомобилей. В частности, устройств для ограничения скорости. Предприятие существует больше 20 лет, работает со Сбербанком. Все произошло, как рассказывает предприниматель, когда банк еще не попал под санкции. Были лишь публикации, что это может случиться. И вот весной в очередной раз компания собиралась за доллары купить китайские электронные микроэлементы. Сумма — 10 тысяч в американской валюте. Дальше рассказ бизнесмена приобретает черты квеста. В банке сообщили, что никаких проблем с платежом не будет. Но реальность оказалось другой, а платежи попытались провести в юанях, говорит Максим Сухомлинов:

«Мы осуществили определенный платеж, перед этим уточнили в банке — все ли в порядке, проблем нет? Только-только слухи были о санкциях, ничего не было введено. Они ответили: да, пожалуйста, платите. Хорошо. Мы осуществляем платеж, платеж, слава тебе, господи, не проходит, то есть его останавливают на уровне валютного контроля, говорят: слушайте, в долларах нельзя. Ну, ладно, хорошо, нельзя, бог с вами. Они говорят: сделайте, но можете оплатить в юанях. Мы говорим: хорошо. Продаем доллары уже с бешеной скидкой по их курсу, покупаем юани, отправляем юани, юани уходят, все замечательно. День нет, два нет, три нет у наших партнеров денег, начинаем узнавать, что происходит».

Прошло, как говорит бизнесмен, две недели, во время которых были ежедневные звонки менеджерам. Затем выяснилось, что деньги зависли в банке-посреднике, через который проводились платежи в китайской валюте. Бизнесмен искренне не может понять, при чем здесь посредник, потому что он давал поручение на перевод юаней не в сторонний банк, а непосредственно своему партнеру? Но сделать ничего пока нельзя. Микроэлектронику в итоге купить удалось — через другой банк. Но те деньги, что отправили до этого, так до получателя, по словам собеседника, не дошли:

«Мы начинаем говорить: ребята, хорошо, что будем делать? Они отвечают: вы подождите, деньги должны пройти или, наоборот, вернуться. Ну, хорошо, мы ждем. Две недели ждем, три недели ждем, в итоге начинаем уже психовать, потому что нам пришлось вытащить деньги, мы заплатили уже с другого банка, деньги получили, товар нам пошел, а с этими деньгами как был висяк, так он и есть. В итоге это происходит до сих пор. Они нам говорят: напишите письмо, чтобы они вам деньги отправили обратно. Кто «они»? Они говорят: банк-посредник. Какой банк-посредник? Мы знать не знаем, кто это такой. Они говорят: нет, вы должны написать. А как мы будем писать? Они говорят: через нашу почту. Хорошо, мы написали им, вроде как отправили. Валютный контроль — это одни люди. Персональный менеджер — это другие люди. За деньги отвечают третьи люди. И они между собой не знакомы совершенно».

Бизнесмен в качестве примера приводит заказ пиццы. Его оплатили, деньги отправили в ресторан. Но по дороге голодный таксист пиццу съел. Бывает. Хотя заказчик лично не выбирал посредника, это не его дело. Но как теперь добиться, чтобы деньги дошли до иностранного партнера? Как потом их вернуть, на что, кстати, явно потребуется время? И вот какие ответы Максим Сухомлинов получает от клерков:

«Самое страшное то, что сотрудник Сбербанка говорит: а мы тут не при делах, мы свою работу сделали. Я говорю: в смысле вы свою работу сделали? Он говорит: ну, мы же деньги ваши отправили. Я говорю: так мы же вам в соответствии с вашим же договором с нами, мы вам поручили деньги доставить, а не отправить. Нам не нужно отправлять, нам нужно их доставить. Он говорит: нет, мы отправили, и что вы к нам привязываетесь? И это позиция Сбербанка, такая она сейчас и есть».

Business FM отправила запрос с данными бизнесмена в «Сбер» с просьбой представить позицию банка. Там сообщили, что в курсе ситуации и находятся на связи с клиентом, пообещав принять все возможные меры для помощи.

Понять можно всех — и компанию, которая понесла потери. И банк, который попал под санкции. Но, как бы ни разрешилась ситуация, осадок все равно останется. Есть ведь курсовая разница. И ее импортеру, вероятно, вряд ли кто-то возместит. А, пожалуй, главное, что концов пока найти не удалось. Судя по переписке с российскими менеджерами, скрины бизнесмен предоставил редакции, тот самый банк-посредник, в котором зависли средства, называется очень просто — «иностранный банк».