в это время
Главная » Инвестиции » Завоевание умов: почему так важны институциональные проекты российских меценатов

Завоевание умов: почему так важны институциональные проекты российских меценатов

Рубен Ениколопов Forbes Contributor

Фото Сергея Савостьянова / ТАСС

Фото Сергея Савостьянова / ТАСС

Недоверие россиян к бизнесу мешает развитию страны. Как исправить ситуацию, в колонке Forbes рассказывает ректор РЭШ Рубен Ениколопов

Любой законный бизнес способствует укреплению экономики страны и повышению благосостояния общества. И талант предпринимателей, который реализуется в создании и развитии небольшой локальной фирмы или крупной национальной компании, является той главной ценностью, которой эти предприниматели могут поделиться со страной. Приложение предпринимательского таланта к развитию бизнеса является самым эффективным вкладом в рост национальной экономики. Тем не менее в России общество часто ждет от бизнесменов, чтобы они не просто делали свою работу, но и делились с окружающими тем, что удалось заработать. Это связано с недоверием людей как к самим бизнесменам, так и к государству.

Предъявление долга

К сожалению, в нашей стране не так много бизнесменов, которые построили свои компании с нуля. Большая часть из них получила свои капиталы вследствие неких привилегий от государства, и в этом они чем-то похожи на баронов-разбойников в США конца XIX века, таких как Корнелиус Вандербильт, Эндрю Карнеги, Джон Рокфеллер, разбогатевших за счет монополизации рынков и других методов, которые сегодня не выглядят честными и справедливыми. И общество предъявляет претензии на некоторую долю их богатства в качестве уплаты долга за полученные активы. Недоверие к бизнесу обусловлено и тем, что государство оказалось неспособным построить институты, которые обеспечили бы честную конкуренцию и работающие социальные лифты. Такое сочетание формирует в обществе запрос на то, чтобы бизнес дополнял или замещал государство в тех его функциях, которые оно само не может реализовать в полной мере. В итоге завышенные требования к бизнесменам отражают отношение населения как к ним самим, так и к государству. Вопрос в том, каким образом можно изменить сложившуюся ситуацию.

Понятно, что самим предпринимателям необходимо развивать ответственный бизнес, построенный не на извлечении ренты и использовании политических связей и при этом способствующий увеличению занятости и созданию чего-то нового. Однако не менее важную роль в изменении текущего положения вещей играет филантропия, особенно публичная и заметная в обществе.

В России пока с этим есть проблемы, поскольку бизнесмены тоже не доверяют государству и боятся, что публичные проекты, привлекающие внимание общества, будут замечены и чиновниками, у которых возникнут претензии к компаниям и их владельцам. Однако без такой публичной роли изменить отношение населения к бизнесу вряд ли удастся. То, как в современной России успешные предприниматели занимаются филантропией и вкладываются в разные благотворительные проекты, очень похоже на происходившее с теми самыми американскими баронами-разбойниками. Появившиеся в Новом Свете в конце XIX века нувориши сначала тратили свои заработанные капиталы на престижное потребление, подчеркивавшее их финансовый статус, — строили дворцы, покупали яхты и другие предметы роскоши. После этого они вкладывали средства в то, что демонстрировало их общественный статус, — собирали коллекции картин, поддерживали спорт. Хотя даже приобретение предметов искусства во многом оставалось элементом потребительского поведения. Ведь в отличие от таких российских меценатов, как Сергей Щукин и Иван Морозов, которые поддерживали молодых и неизвестных художников, давая им шанс на развитие, разбогатевшие американцы покупали произведения старых мастеров, что, по сути, не имело отношения к стимулированию развития искусства.

На следующем этапе, как правило, состоятельные люди начинали тратить свои капиталы на оказание помощи отдельным людям и прямую поддержку нуждающимся группам, что, однако, является не лучшей практикой с точки зрения филантропии. Это лишает людей субъектности и развивает иждивенческую модель поведения в обществе, где людям не предоставляют возможность реализовать себя, а в каком-то смысле дают подачку.

Системная помощь

Наиболее правильной с точки зрения построения здорового и сильного общества является поддержка богатыми людьми крупных системных и институциональных проектов, которые имеют долгосрочный эффект и помогают людям реализовать себя. Это помощь не здесь и сейчас, а вложение в будущее и развитие человеческого капитала в широком смысле.

Такая деятельность, связанная с поддержкой медицины, искусства, науки, образования от школьного до высшего, становится особенно важной в условиях современной экономики для формирования устойчивого благополучного общества. В последние годы в России можно наблюдать в этом определенные изменения. Вместо разовой поддержки крупные бизнесмены все чаще реализуют системные проекты. От поддержки отдельных художников переходят к построению центров искусства. От выплаты стипендий отдельным студентам к поддержке школ и университетов. И очень важную роль в этом контексте играет форма финансирования таких проектов.

Все большее распространение получают эндаументы — в культурных, образовательных, научных и других организациях. Особенность такого рода филантропии заключается в том, что бизнесмены ставят перед собой большую цель — улучшить ситуацию в соответствующей сфере на многие годы вперед. Это долгосрочная стратегия, которая заметна обществу и которая гораздо более эффективна по сравнению с другими формами благотворительности. Наблюдаемые в нашей стране перемены в общем воспроизводят те процессы, которые ранее происходили в развитых странах. Можно надеяться, что все больше российских меценатов будет вовлечено в институциональные проекты, которые принесут долгосрочный эффект и позволят российскому обществу качественно развиваться. И что немаловажно, именно такие проекты остаются в памяти потомков. Ведь то, как именно Вандербильт, Карнеги или Рокфеллер заработали свои деньги, помнят уже немногие, а оставшиеся после них университеты, институты и фонды продолжают работать и приносить пользу обществу до сих пор. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции