Главная » Инвестиции » «Народное инвестирование»: взросление рынка краудфандинга

«Народное инвестирование»: взросление рынка краудфандинга

Сергей Опарин
управляющий партнер венчурного фонда SOL Ventures 

ff8

Покупка AngelList сервиса Product Hunt знаменует начало слияний на рынке краудинвестинга

Рынок краудинвестинга переживает активное развитие, меняя формат бизнеса с простой модели привлечения капитала для стартапов на построение сложных экосистем из сервисов для предпринимателей и инвесторов. Именно в этой логике ставшее известным вчера приобретение калифорнийской краудинвестинговой платформой AngelList известного сервиса для стартапов Product Hunt примерно за $28 миллионов, большей частью в акциях AL. Именно в этой логике июльское поглощение Нью-Йоркской краудинвестинговой платформой Onevest социальной сети для предпринимателей FounderDating из Сан-Франциско. Помимо расширения каналов выручки для самих платформ, мы видим начало построения сложных онлайн-систем для работы фаундеров, стартаперов, инвесторов. Поглощения на этом пути только начались. Однако как же все начиналось?

В 2009 году многие жители США услы
ff8
шали слово «краудфандинг» —  именно тогда в Нью-Йорке была запущена известная на весь мир платформа для сбора средств по запросу молодых проектов,  Kickstarter. «Краудфандинг», если переводить дословно, — сбор средств от толпы, «народная касса». Основатели самых разных проектов — от разработчиков нового технологичного продукта до съемочной группы артхаусного кинофильма — описывают проект, представляют его на сайте и начинают сбор средств. Пользователи, решившие помочь проекту, взамен получают разные бонусы: первые образцы продукта, майки с логотипами и так далее. Основа сбора средств при краудфандинге, конечно, это пожертвования на развитие кажущихся впечатляющими инициатив. Например, всем нравятся футурологические гаджеты. Часы Pebble (две версии — две кампании) собрали более $43 млн, мобильный холодильник для путешествий — $13,3 млн, куртка для путешественников с множеством карманов, встроенными подушкой, держателем очков и маской для сна, — более $9 млн.

За более чем шесть прошедших после запуска KickStarter лет  краудфандинг получил огромное развитие. Новые платформы для «народного финансирования» появились в США и в Европе, краудфандинг пришел и в Россию.

Рынок воспринял успех краудфандинга как сигнал к чему-то большему: а нельзя ли таким же способом собирать средства не как пожертвования, а на возмездной основе, за акции стартапа? Идею хорошо описывает писатель Николай Носов — в «Незнайке на Луне»: создатели «Общества по выращиванию гигантских растений» во главе с хитрецом Мигой выступают перед жителями с идеей высадить земные растения на Луне, проводят в СМИ кампанию с яркими рассказами о Незнайке как о великом космонавте, в итоге  распродают  акции и именно так получают деньги на проект. Собственно, именно так работает краудинвестинг, новый способ привлечения капитала в стартапы. В отличие от краудфандинга, он предполагает, что каждый из перечисливших деньги становится «инвестором» проекта, рассчитывая в будущем на часть дохода, причем соразмерную сделанному вкладу.

Однако «народное инвестирование» сразу столкнулось с преградами  на самом большом для него  рынке — в США, где  было запрещено продавать акции стартапов (как и любых частных компаний) широкой публике, рекламируя их в интернете. Запрет действовал ни много ни мало с 1933 года, со времен Великой депрессии. Пока в США  действовал запрет, краудинвестинговые площадки появлялись в других странах (например, в Израиле), но все же стартапы и инвесторы ждали взрывной волны для нового инструмента финансирования новых проектов, которая могла сл
1000
учиться только  после легализации краудинвестинга в Америке. И это произошло — в сентябре 2013 года  Барак Обама подписал «Jumpstart Our Business Startups Act» (JOBS Act), который, во-первых, во многом упростил процессы инвестирования и корпоративного управления, а во-вторых, очертил портрет инвестора, который может работать с краудинвестинговыми платформами.

Итак, прошло ровно три года прошло после принятия JOBS Act, восстановившего американским частным компаниям доступ на массовый рынок капитала спустя 80-летнего запрета. Как далеко ушел рынок краудинвестинга за это время?

За это время введение  регулирования для краудинвестинга шло этап за этапом.  Сначала компаниям была открыта возможность публично рекламировать выпуск акций и привлекать средства только от так называемых аккредитованных инвесторов — состоятельных частных лиц и компаний (их в США, по оценкам, около 8 млн). А с 2015 года  стало возможным публично предлагать купить ценные бумаги на сумму до $ 1 млн в год  — уже самым простым американцам.

За три года  индустрия краудинвестинга, безусловно, сформировалась. Привлечением средств для стартапов занимаются не менее 16 интернет-платформ, таких как Onevest, AngelList, EquityNet, SeedInvest и др. По данным последнего годового отчета компании Crowdnetic, с момента легализации на рынке проведено 6,613 предложений ценных бумаг частных компаний, собрано свыше $1,47 млрд. капитала от частных инвесторов (это примерно 2,5% от суммарных инвестиций венчурными фондами за тот же период).

Помимо объемов средств, привлеченных в индустрии краудинвестинга, росло и качество проектов, привлекавшим финансирование. Если в первый год после принятия JOBS act запланированную сумму получали 20,2% компаний, то по итогам последних 12 месяцев (с IV квартала 2015 года по III кв 2016 года) этот показатель вырос до 30, 5%. То есть три года назад   необходимые средства от инвесторов собирал каждый пятый проект, теперь — каждый пятый.

Лидируещие по объему собранных «коммитментов» сегменты — финансы, сервисы и технологии. Это можно объяснить тем, что технологические и сервисные стартапы в принципе популярны, а истории успеха вроде Uber и Airbnb у всех на слу
1000
ху.   Сервисные и технологичные компании совокупно привлекли около $530 млн. инвестиций. Например  финтех-стартап STASH (stashinvest.com), предложивший   индивидуальным инвесторам собрать портфель, который бы отражал их «интересы, убеждения и цели» и при этом приносил высокую доходность, привлек $3 млн  на краудинвестинговой платформе Onevest. Другой пример —  социальная сеть для старшеклассников After School (afterschoolapp.com) получила благодаря краудинвестингу  $17,8 млн (из $18 млн заявленных в качестве цели). Важно то, что зачастую такие инвестиционные раунды объединяют краудинвестинг и средства венчурных фондов (особенно если речь идет о   крупных для краудинвестинга раундах —  более десяти миллионов долларов, при частом «чеке» от $500 000 — 1 млн) Почему такая комбинация источников финансирования выгодна? Потому что краудинвестинговые платформы  помогают стартапу привлечь внимание инвесторов, более уверенно обсуждать оценку проекта с более широким кругом венчурных инвесторов.

Неудивительно, что  больше всего стартапов, прошедших размещения на краудинвестинговых площадках,  — из Калифорнии (их более 1900).  Калифорния предложила рынку столько проектов, сколько Нью-Йорк, Флорида, Техас и Иллинойс (следуют далее в списке регионов, из которых проекты выходят на краудинвестинг)  вместе взятые.  Это, с одной стороны, отражает реальное положение дел: в Кремниевой Долине стартапов на квадратный метр, чем где бы то ни было. С другой, говорит о том, что даже такое огромное количество венчурных фондов, как в Кремниевой Долине, не обеспечивает основателей  стартапов необходимым  им капиталом — они идут за  новыми инвестиционными возможностями  на краудинвестинговые платформы.

Вокруг краудинвестинга, к тому же, стала складываться  развитая инфраструктура. Появляются компании, которые агрегируют предложения для инвесторов со всех краудфандинговых платформ, анализируют их и продают инвесторам эту информацию по подписке. У сервиса под названием CrowdWatch стоимость годовой подписки составляет около $5000, у другого, PitchBook (кстати, поглощен Morningstar Inc в октябре за $225 млн) — около $20 000. Они работают как «мини-Bloomberg» в секторе краудинвестинга.  И инвесторы готовы расставаться с
2000
деньгами за качественную аналитику —  число венчурных   фондов, инвестфирм, бизнес-ангелов среди подписчиков  CrowdWatch и  PitchBook растет.   

За три года  краудинвестинговых сделок стало меньше количественно, но зато увеличился их средний размер и общая сумма вложений инвесторов. Так, в первый год после JOBS act (с IV квартала 2013 года по III кв 2014 года) c предложениями на краудфандинговые платформы вышло более 4700 компаний, а за последний год (с IV квартала 2015 года по III кв 2016 года) — только 550.  Зато за первый год компаниями было привлечено $385 млн,  а за третий —  $603 млн. Соответственно, вырос средний размер успешного размещения — с $405 000  до $731 000, при этом «средний чек» от одного инвестора обычно составляет  от $10 000 до $100 000.

Эта статистика свидетельствует о взрослении рынка краудинвестинга. В первый год  на рынок вышло много стартапов seed-стадии, которые только тестировали новый инструмент привлечения финансирования.   Многие инвесторы ждали более  качественных  проектов.   И они действительно появились  на краудинвестинговых платформах. Постепенно «сырые» стартапы уходили  с рынка. Оставались только те, кто готов потратить собственные средства еще до начала краудинвестинговой кампании на работу с консультантами, на подготовку необходимых документов, на аудит отчетности. Это произошло во многом благодаря  части IV JOBS Act, вступившей в силу в 2015 году. Компании, выходящие на краудинвестинговые платформы,  оказались обязаны выполнять серьезные требования по предоставлению отчетов аудиторов и раскрытию информации. Краудинвестинг с точки зрения этих требований стал сопоставим с  «мини-IPO», зато с частью IV JOBS Act, в краудинвестинге получили возможность   участвовать и простые жители США, даже с невысоким уровнем годового дохода. А одним фактором улучшения качества проектов, работающих с краудинвестингом, стал  выход на этот  рынок компаний, предлагающих инвестировать в активы, связанные с недвижимостью.

Итак, в США  поток стартапов,  предлагающих ценные бумаги частным инвесторам, сужается, но качество  их инвестиционных предложений растет — поэтому мы видим рост и процента успешных размещений, и объема собранного компаниями капитала. Кроме того, краудинвестинг перестает быть просто бизнесом по привлечению денег для стартапов: выстраиваются сложные экосистемы сервисов для предпринимателей, помогающих им находить инвесторов, нанимать персонал, продвигать на рынок новые продукты. А что в  России?

В России, пожалуй, единственной известной краудинвестинговой платформой является StrtTrack.ru, запущенная в 2014 году. По данным  самой компании, за два года 28 российских стартапов привлекли через платформу 507 млн рублей (около $8 млн). На платформе зарегистрирован 1261 инвестор. Для сравнения — почти каждая из 16 американских платформ имеет десятки тысяч зарегистрированных инвесторов.

В чем проблемы столь небольших масштабов  российского рынка краудинвестинга?

Прежде всего, у нас в принципе мало инвесторов, которым интересны стартапы и   инвестиции в инновационные проекты, связанные с высокими рискии.   В лучшие годы российского фондового рынка   на ММВБ было открыто порядка 1 млн счетов частных лиц, около 90%  которых инвестировали исключительно в ликвидные инструменты. Получаетс,  потенциально на тот момент  в стране было около 100 000 инвесторов, которые  теоретически рассмотрели бы вариант инвестировать в стартапы.  Сегодн
1000
я я бы оценил число таких инвесторов  в не более чем 10 000.

Другой сдерживающий фактор —  отсутствие регулирование на российском рынке краудинвестинга.  Нет четких правил игры:  в каких случаях небольшая частная фирма может привлекать деньги от частных инвесторов публично,  какие требования для этого нужно будет выполнить.  Есть общие требования для по раскрытию информации и отчетности для акционерных обществ, но они слишком обременительны для маленькой компании. Поэтому в отсутствие общего подхода и стандартов, российские краудинвестинговые платформы придумывают самые разные юридические и  финансовые схемы для сбора средств в стартапы (например, публичный инвестиционный договор или  договор доверительного управления, создание инвестфонда при краудинвестиновой площадке) — но они все же сложны и потому снижают прозрачность этого рынка и увеличивает риски инвесторов.

Однако, как ни парадоксально, краудинвестинг и ангельские деньги — это все то малое, что осталось на сегодня у российских стартапов, когда большинство венчурных фондов перестали вкладывать деньги  в своей стране.

Источник: forbes.ru

НЕВЫЛЕТ.РФ - Онлайн сервис проверки всех долгов