Главная » Инвестиции » Налоговая реформа в ОАЭ: можно ли говорить о конце офшорной эпохи

Налоговая реформа в ОАЭ: можно ли говорить о конце офшорной эпохи

Дубаи, ОАЭ (Фото Artur Widak / NurPhoto via Getty Images)
Дубаи, ОАЭ (Фото Artur Widak / NurPhoto via Getty Images)

В начале декабря на официальном сайте Министерства финансов ОАЭ был опубликован закон о корпоративном налоге, который будет применяться к налоговым периодам после 1 июня 2023 года. О том, как он может повлиять на бизнес, коснется ли реформа резидентов зон свободной торговли, а также о перспективах пересмотра налогового соглашения с Россией и исключения ОАЭ из черного списка Минфина рассказывает старший менеджер Kept Ирина Фадеева

Кто заплатит, а кто нет 

Налоговая реформа, инициированная правительством, окончательно лишит ОАЭ безналогового имиджа: теперь налоги будут взиматься с общемирового дохода налогоплательщиков. Но платить корпоративный налог должны будут не все налоговые резиденты Арабских Эмиратов, при этом действие налога распространяется и на некоторые категории нерезидентов. 

Новый закон признает налогоплательщиками локальные компании, резидентов зон свободной торговли (ЗСТ), иностранный бизнес с эффективным местом управления и контроля в ОАЭ, постоянные представительства в стране, а также нерезидентов (физических и юридических лиц), получающих доход от источников в ОАЭ. 

Для определения налогового резидентства физлиц с марта 2023 года в дополнение к сроку пребывания в стране (183 дня в течение 12 месяцев) будет действовать критерий центра жизненных интересов, учитывающий наличие личных и деловых связей в ОАЭ. При этом платить корпоративный налог будут и физлица-резиденты, и нерезиденты с доходов из локальных и иностранных источников в том случае, если они связаны с осуществлением предпринимательской деятельности в стране. 

Базовая ставка налога составит 9%, также установлен не облагаемый налогом минимум (около $100 000). В соответствии с требованиями международной Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) к налогообложению международных групп компаний (механизм Pillar II) ставка налога для арабских компаний-участников международных групп компаний с выручкой более €750 млн в год может быть выше 9%.      

Для резидентов зон свободной торговли будет действовать нулевая ставка налога на прибыль, но для этого и доход, и сама компания должны быть квалифицированными. Но если критерии для признания компании квалифицированной закон закрепляет — это резиденты ЗСТ, имеющие достаточный уровень присутствия в ОАЭ (закон не конкретизирует этот термин, поэтому неясно, идет ли речь об экономическом присутствии или нет), не перешедшие добровольно на уплату корпоративного налога, соблюдающие правила трансфертного ценообразования (ТЦО) и иные критерии, то по видам дохода ясности нет — их еще предстоит определить правительству.  

Поэтому, несмотря на то что формально освобождение от корпоративного налога распространяется на весь льготный период, установленный для резидентов ЗСТ (но не более 50 лет), не все смогут им воспользоваться даже при получении квалифицированного дохода. При этом важно, что закон предусматривает возможность диверсификации доходов квалифицированных резидентов ЗСТ на облагаемые по 0% и по 9%, а не обложение всего дохода по 9% в случае, когда даже минимальная его часть не относится к квалифицированному. 

Закон устанавливает нулевую ставку налога у источника в ОАЭ, то есть сейчас эффективной налоговой нагрузки на выплаты из страны нет. Но сам факт введения налога, широкого перечня доходов от источника в ОАЭ, в том числе от продажи товаров, движимого и недвижимого имущества, акций и долей компаний-резидентов, может рассматриваться как подготовка к будущему обложению.

Список списку рознь 

Другой немаловажный фактор, который необходимо помнить российскому бизнесу, планирующему открыть компанию в ОАЭ, — это нахождение Арабских Эмиратов в черном списке российского Минфина. При этом действующее соглашение об избежании двойного налогообложения (СИДН) между странами является весьма специфическим. Так, пониженная ставка налога у источника на дивиденды СИДН не предусмотрена, а освобождение доступно только ОАЭ как государству или его финансовым и инвестиционным учреждениям. 

На практике эту норму применяют, например, суверенные фонды, инвестирующие в России, а при выплате дивидендов из России в пользу частной арабской компании будет удерживаться российский налог у источника — 15%. В таких условиях арабские компании не являются эффективным инструментом для инвестирования в российские проекты.

Несмотря на специфику, СИДН предусматривает двусторонний обмен налоговой информацией и должно рассматриваться российскими налоговыми органами как достаточное для применения тех льгот, для которых одним из условий является наличие соглашения. Например, в структуре, где дивиденды, полученные арабской компанией от участия в российских компаниях, распределяются далее до физлица — налогового резидента России, он должен быть вправе уменьшить НДФЛ на российский налог у источника.  

В начале декабря заместитель министра финансов России Алексей Сазанов говорил о возможности пересмотра СИДН с ОАЭ и исключения страны из черного списка после введения там налога на прибыль. Очевидно, что налоговая реформа в Арабских Эмиратах может помочь переговорному процессу. Предположу, что при пересмотре СИДН и исключении ОАЭ из черного списка арабские частные инвесторы смогут рассчитывать на применение льготных условий в отношении доходов из России (например, ставок 5% или 10% к дивидендам), а российские резиденты — на льготы по дивидендам и доходам от продажи в рамках Налогового кодекса при инвестировании в арабские компании.   

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

None