Главная » Инвестиции » Маршрут перестроен: почему России пора вкладываться в экотуризм

Маршрут перестроен: почему России пора вкладываться в экотуризм

Туристические поездки после пандемии постепенно возобновляются. Год изоляции привел к росту числа путешествий по России и дал шанс на развитие внутреннего экотуризма. Но гигантский потенциал рынка пока осваивается локальными проектами, и если отрасль не поддержать, полное открытие границ вновь отодвинет внутренний туризм на задний план, считает генеральный директор Центра экспертиз и интегральных моделей Юлия Шульга

Пока 2%

Экологический туризм — растущий сектор экономики впечатлений. По данным Tripadvisor, почти треть всех туристов в мире считают себя экотуристами. До пандемии экотуризм приносил мировой экономике $1 млрд в день. Сейчас он занимает примерно четверть мирового туристического рынка. 

По оценкам правительства, в России на экотуризм приходится всего 2% от оборота отрасли. Между тем перспективы огромны: по данным Всемирной туристской организации ООН (UN WTO), Россия занимает пятое место в мире по числу интересных для экотуризма природных объектов и считается одной из самых зеленых стран благодаря огромному лесному фонду.

Больше всего в России прижилась так называемая австралийская модель экотуризма — путешествия в преимущественно ненарушенную природу. И это неудивительно, ведь особо охраняемые природные территории занимают у нас 238,8 млн га, или 13,9% площади страны. Это практически вся площадь Аргентины.  Реклама на Forbes

Хорошие перспективы экотуризма основаны еще и на его полном соответствии запросу на устойчивое развитие. Вокруг природных объектов строят экомаршруты, используется экологичный транспорт, кемпинги и хижины строят из натуральных материалов. Местных жителей часто вовлекают в бизнес, стимулируя развитие традиционных форм хозяйства. 

В России особой популярностью пользуются походы в составе организованных групп и экотропы. В числе самых необычных: «Тактильная тропа» в Кисловодском национальном парке (Ставропольский край), состоящая из 30 натуральных покрытий, по которым приятно ходить, экотропа «Королевский бор» в нацпарке «Куршская коса» (Калининградская область), где с XVII века организовывались королевские охоты и сохранились уникальные хвойные леса, а также «Тропа возможностей» в заповеднике «Столбы» (Красноярский край), адаптированная для маломобильных групп населения.

Правда, некоторые экомаршруты доступны только летом. Например, с июня по сентябрь в нацпарке «Русская Арктика» на Земле Франца-Иосифа работает экотропа, которую ежегодно посещает более тысячи человек, в основном туристы с круизных лайнеров. 

Нужны инвестиции

От пандемии пока что выигрывают уже известные бренды — Байкал, Алтай, Камчатка, Карелия и Кавказ. Это понятный эффект ограниченности предложения, но «второму эшелону» туристических объектов нужно вкладываться в маркетинг, чтобы на них обратили внимание. Ориентация на масс-маркет может быть выходом, но это решение требует инвестиций.

По словам вице-президента Общенационального союза индустрии гостеприимства Алексея Волкова, глэмпинги в виде комфортных закрытых шатров с печкой и туалетом с вложением около 30-50 млн рублей окупаются до двух лет. Если глэмпинг находится в удачном с логистической точки зрения месте, он может окупиться и быстрее. Это существенно меньше сроков окупаемости традиционных гостиниц: 3 звезды — не менее пяти-семи лет, 4 звезды — 10-15 лет, 5 звезд — 10-20 лет.

Корова по цене койко-места

Агротуризм особенно популярен в США и странах Западной Европы, где очень высок уровень урбанизации. Такой вид отдыха позволяет сменить городской ритм жизни на деревенский. Во всем мире это направление используют как дополнительный источник заработка для семейных агропредприятий. Например, в Финляндии фермеры получают до 50% своего дохода именно за счет туристов. 

В России отдых в сельской местности не особо популярен — вероятно, не в последнюю очередь из-за культурного опыта (летние каникулы у бабушки или на даче). Тем не менее в рамках подпрограммы «Туризм» (входит в госпрограмму «Экономическое развитие и инновационная экономика») предполагается софинансирование инвестиционных проектов по созданию туристических кластеров в сельской местности. Например, до 2025 года за 4,7 млрд рублей планируется создать кластер «Легенды Карелии». Также в подпрограмму вошли туркластеры «Волжское море» в Тверской области, «Ярославская Ривьера» — в Ярославской, «Малиновка» —в Архангельской и др. 

Часто агротуризм развивается на базе действующих агропредприятий, так как может принести фермерам до 70% дополнительного дохода. Это стало мировым трендом. Европейские фермеры на одном койко-месте зарабатывают столько же, сколько на одной корове. Агротуризм может поддержать рентабельность хозяйства, а в неурожайные годы или зимой — сформировать своеобразную подушку безопасности. 

Корпорации выбирают глэмпинг 

Гламурный кемпинг (или глэмпинг) — самый популярный тренд устойчивого туризма. Выглядеть он может по-разному: футуристические сферы, вигвамы, юрты, комнаты-капсулы, домики на деревьях. Но суть одна: снаружи — дикая природа, а внутри — привычный комфорт с удобной мебелью, электричеством и гаджетами.

В России примеров глэмпинга пока мало, хотя туристический портал Skyscanner включил в двадцатку лучших глэмпингов целых пять российских: «Гуляй-город» в Тульской области, «Лес и море» под Москвой, LeapRus в Кабардино-Балкарии, «Мишкина Сказка» в Карелии и «Чепош Парк» на Алтае.

Лидеры списка Forbes активно инвестируют в подобные проекты на территории России. Например, до 2026 года планируется создать уникальный туристический кластер «Затундра» рядом с плато Путорана на Таймыре. Металлургическая компания «Норникель» Владимира Потанина вложит в проект порядка 20 млрд рублей. 

Еще один глэмпинговый проект «Норникель» намерен реализовать в Мурманской области. По словам губернатора региона Андрея Чибиса, при его создании планируется охватить территории полуостровов Рыбачий и Средний. Уже в 2021 году на границе России и Норвегии начнут возводить первые глэмпинги.

Барьеры для развития

Несмотря на огромный потенциал экотуризма в России, большинство жителей страны не осведомлены о туристической привлекательности территорий. Например, проведенный в 2019 году опрос ВЦИОМ показал, что уникальный национальный парк «Югыд Ва» в Коми был известен всего лишь 1% респондентов, а 49% россиян никогда не были в национальных парках России. 

Ключевой барьер для развития экотуризма — слабый спрос на такие турпродукты со стороны региональных туроператоров. До экообъектов непросто добраться на транспорте, им не хватает инфраструктуры и сотрудников. Один из стимулов спроса — позитивные примеры государственно-частного партнерства, включение экотуризма в туристическую стратегию регионов и проактивная позиция государства по развитию потенциала территорий. 

Но даже если звезды сойдутся, среднестатистическому россиянину экотуризм может оказаться не по карману. Пока что самый большой российский экокурорт — Камчатка. Ценник на вертолетную экскурсию к камчатским гейзерам стартует с 50 000 рублей. В России отрасль только начинает свое развитие, на этом этапе требует от инвесторов больших вложений, которым еще только предстоит окупиться. Так что в ближайшем будущем ожидать снижения цен не стоит.

Тем не менее тренд на экологичность становится все сильнее с каждым годом. Если России удастся реализовать свой колоссальный потенциал, она сможет стать одним из центров притяжения для поклонников отдыха на природе со всего мира.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

https://www.forbes.ru/society/442707-marsrut-perestroen-pocemu-rossii-pora-vkladyvat-sa-v-ekoturizm