Главная » Инвестиции » Как уроженец Санкт-Петербурга придумал сервис для совместной работы команд и продал его за $2,25 млрд

Как уроженец Санкт-Петербурга придумал сервис для совместной работы команд и продал его за $2,25 млрд

Ирина Юзбекова Forbes Staff

Фото Wrike

Андрей Филев Фото Wrike

В марте предприниматель из России Андрей Филев закрыл сделку по продаже своей компании Wrike американской Citrix за $2,25 млрд. Когда ему удалось привлечь первые инвестиции в 2012 году, компанию оценили всего в $15,8 млн. Почему Филев шесть лет не мог найти инвестора, как он вырастил свой проект до «единорога» и почему решил продать компанию?

Спустя 15 лет после того, как уроженец Санкт-Петербурга Андрей Филев создал стартап Wrike для организации командной работы и управления проектами, американская Citrix оценила его в $2,25 млрд. Сейчас в компании работают несколько сотен человек, ее клиентами являются 20 000 организаций и 2 млн пользователей, среди них Google, Siemens, Mars, Greenpeace, Airbnb и другие. Штаб-квартира находится в калифорнийском Сан-Хосе, а офисы компании есть в Сан-Диего, Дублине, Мельбурне и Праге. Выручка Wrike в 2021 году должна вырасти на 30%, до $180-190 млн.

Goldman Sachs назвал Wrike одной из 12 крупнейших глобальных компаний с основателями из России. Филев отказался поговорить с Forbes и передал через посредника, что не дает интервью, так как сильно загружен. Forbes поговорил с его знакомыми, бывшими и нынешними коллегами о компании, сделке и успехе предпринимателя.

Важные инвесторы

Андрей Филев родился и вырос в Санкт-Петербурге, он учился в физико-математическом лицее №239, а потом поступил на механико-математический факультет СПбГУ. С детства Филев увлекался программированием и компьютерами: в подростковом возрасте просыпался в пять утра, чтобы до начала учебы провести лишний час в интернете и скачать максимальный объем данных по медленному каналу, рассказывал предприниматель американскому Forbes в 2014 году. 

Магистратуру СПбГУ Филев бросил ради собственного стартапа — аутсорсингового проекта Murano Software, который занимался разработкой программного обеспечения на заказ. Эту компанию предприниматель основал на втором курсе университета, позже у него появился партнер Дмитрий Никулин, который жил в США и должен был помочь с бизнесом на американском рынке. Связаться с Никулиным Forbes не удалось.

Так как сотрудники и пользователи Murano находились в разных странах, партнеры пытались найти инструменты, которые помогли бы координировать удаленную работу, но ничего подходящего на рынке не было. Так в 2006 году появилась Wrike — облачная платформа, которая позволяет планировать и организовывать командную работу над проектами.

Этот стартап Филев решил развивать в Кремниевой долине, где он жил с 2005 года: на регистрацию компании он и Никулин потратили $2000, а бизнес развивали в том числе на доходы от Murano Software. «Меня вдохновляла Кремниевая долина и достижения, которых добились родившиеся там компании», — объяснял предприниматель выбор локации. В одном из своих публичных выступлений Филев рассказал, что бета-версия Wrike впервые была представлена в Париже на технологической конференции LeWeb, где компания выиграла в номинации лучший b2b-стартап. В первые шесть лет Wrike не привлекала внешнего финансирования, а когда впервые получила деньги от фонда, у нее уже были тысячи платящих клиентов, рассказывал Филев. 

Развитие на собственные средства было «обоюдным решением» Филева и потенциальных инвесторов, которые не давали денег, шутил предприниматель. Когда Филев переехал в Долину, у него за плечами был собственный бизнес, но «это не считалось», при этом он не был выпускником Стэнфорда или бывшим сотрудником Google. Кроме того, рынок, на котором компания искала финансирование, Филев называл «кровавой баней»: потенциально продукт, который делает Wrike, подходит любой компании в мире, и эту нишу стремятся занять множество конкурентов, от маленьких стартапов до огромных корпораций, поэтому венчурным инвесторам здесь сложно сделать выбор: кажется, что рынок плохо дифференцирован, если не нырять вглубь. Филев был уверен, что его продукт лучший, но инвесторы постоянно говорили, что дадут денег, если бизнес будет «еще немного больше». «И наступает момент, когда ты говоришь им: извините, мне уже не нужны ваши деньги», — рассказывал предприниматель. Он признался, что не хотел тратить все силы на поиск финансирования и его больше захватывала возможность решать проблемы клиентов, на чем он и сфокусировался. «Клиенты — самые важные инвесторы», — повторял Филев.

Мастер джиу-джитсу

Wrike — очень неформальная, открытая компания с печеньками, теннисными столами, яркими цветами в офисе и корпоративными футболками, рассказывают ее бывшие сотрудники, с которыми поговорил Forbes. «Андрей быстро научился тому, как строить компанию по канонам Кремниевой долины», — говорит бывший вице-президент по международным продажам Wrike Александр Беленький. Отличие Филева от многих других российских основателей в том, что он «не испугался прыжка из комфортной матушки-России» и понял правила игры, необходимые для того, чтобы сделать глобальную IT-компанию, считает Беленький. По его словам, Филев стоял буквально у истоков индустрии решений для совместной работы и управления проектами, хотя изначально его компания росла и развивалась достаточно медленно.

Первые деньги Wrike получила от венчурного фонда TMT Investments в 2012 году. Фонд вложил $1 млн и получил 6,32% акций. Таким образом, инвесторы оценили компанию в $15,8 млн.

https://www.forbes.ru/tehnologii/432909-kak-urozhenec-sankt-peterburga-pridumal-servis-dlya-sovmestnoy-raboty-komand-i