Главная » Инвестиции » Ангелы против венчурных инвесторов: от кого стартапу брать инвестиции

Ангелы против венчурных инвесторов: от кого стартапу брать инвестиции

Почему стартапы в России чаще предпочитают бизнес-ангелов венчурным инвесторам и фондам? В колонке для Forbes партнер фонда TMT Investments и сооснователь синдикатов ангелов AngelsDeck и The Garage Игорь Шойфот рассуждает о том, чем отличаются инвестиции от ангела и VC, что стоит знать стартапу о разных видах инвесторов

Если бы детки-ботаны в Кремниевой Долине ходили в церковь, патриархи Долины, скорее всего, проповедовали бы им там, что когда самые хорошие стартаперы умирают, они попадают, как положено, в ангелы-инвесторы, а самые-пресамые страстотерцы — те возносятся прямиком на венчурное небо. 

В стартап индустрии существует иерархия иллюзорной Табели о рангах, в которой предприниматели, составляющие фундамент венчурного мироздания, держат на своих плечах героев следующей ступени — ангел-инвесторов. На тех, в свою очередь, стоят троны всесильных, овеваемых ветрами новых тенденций и гениальных идей, осыпанных золотой пыльцой успеха небожителей-VC (венчурных капиталистов) с «Большими Иксами» (то есть, с возвратами на вложения высокой кратности).

В реальности, конечно, все и сложнее, и прозаичнее: настоящие боги и титаны стартап бизнеса — это основатели самых успешных стартапов-«юникорнов» — компаний с оценкой в миллиард долларов и более. Именно они и превращают воздушные замки и мечты в реальность самых успешных технологий, продуктов и бизнеса. Львиная доля не только славы, но и финансовой выгоды достается им, и это справедливо. Основатели крупнейших стартапов занимают самые верхние строчки списка богатейших людей мира по версии Forbes. А вот самые успешные венчурные капиталисты, такие как Джон Дорр, Джим Брейер, Майкл Мориц, стоят значительно ниже в списке.

Хотя мир инноваций заставляют вращаться основатели стартапов, финансирование стройматериалов для их воздушных замков предоставляют инвесторы, венчурные капиталисты и ангелы (а также акселераторы, корпоративные инвесторы, компании private equity и некоторые другие игроки). Именно ангелы и венчурные инвесторы играют главные роли в финансировании стартапов, поэтому особенно полезно осознавать преимущества и недостатки получения инвестиций от ангелов и VC.

Интересно, что с точки зрения русскоязычных стартапов, ангел инвесторы явно предпочтительнее венчурных — по крайней мере опрос 250+ основателей русскоязычных стартапов в сообществе «Стартап Котики» показывает, что (при прочих равных) 150+ предпочитают ангелов, а 100+ VC. Насколько это резонное предпочтение?

Давайте рассмотрим все аспекты ангельских и венчурных инвестиций с точки зрения преимуществ и недостатков этих инвесторов для стартапов. Реклама на Forbes

Классический инвесторский канон еще недавно трактовал любые ранние инвестиции в стартапы как «ангельские», а любые поздние как «венчурные». Но в последние годы эта дихотомия быстро устаревает. Венчурные инвесторы поняли, что вхождение в ранние сделки имеет свои преимущества, как для фондов с глубокой экспертизой в определенных сегментах, ищущих большей глубины, так и для закладки фундамента для качественного deal flow (потока сделок). Даже многомиллиардные «Секвойя» и «Андрииссен-Хоровиц» начали входить в ранние сделки удивительно небольшими для них суммами (в сотни тысяч долларов), появилось множество фондов, специализирующихся на самых ранних этапах инвестиций. Вот, например, список из почти 100 таких венчурных фирм.

Иными словами, венчурные инвесторы и ангелы/синдикаты ангелов давно уже входят более или менее в одни и те же сделки, от pre-seed (самых ранних) до pre-IPO (самых поздних). Хотя, конечно, ангелы все равно чаще инвестируют на более ранних этапах, а VC — на более поздних.

Венчурные фонды как инвесторы в стартапы

Понятие «венчурный капиталист» (VC) окружено романтическим ореолом не только в Долине, но и в России, и в других пост-советских странах. Роль венчурных инвесторов действительно колоссальна. В США, венчурные инвестиции составляют менее 0,2% ВВП, но бизнес, в котором венчурные инвесторы владеют значительной долей, создает более 21% ВВП. Успехи некоторых венчурных инвесторов заставляют бледнеть самые фантастические возвраты на инвестиции не только в традиционных индустриях. Питер Тилль заработал возможно 20 000-30 000-кратный возврат на свою инвестицию в Facebook (точные цифры неизвестны). 

В реальности, жизнь венчурных инвесторов далека от гламура. VC, как и волка, ноги кормят. Именно пресловутый legwork («работа ногами») денно и нощно создает потенциально успешному VC то главное, что отличает его от безнадежно неуспешных: качественный deal flow, благодаря которому можно не только находить лучшие из лучших сделок и сравнивать их друг с другом, но и получать бесценные инсайдерские знания об индустрии, недоступные больше никому (ни журналистам, ни аналитикам, ни, тем более, публике в целом).

Чем же VC выгодно/невыгодно отличаются от ангелов?

  • Фонд — это команда, которая целенаправленно, с утра до вечера и день ото дня, занимается инвестиционной деятельностью. Профессиональных full-time ангелов относительно немного, а в русскоязычном мире почти ноль.
  • VC чаще способны помогать со стратегически важными контактами, в том числе и на самом высоком корпоративном уровне, чем ангелы.
  • Чеки VC в целом значительно выше чеков ангелов/синдикатов (хотя, конечно, бывают и исключения).
  • Инвестиции от венчурных фондов не только улучшают имидж стартапа, но иногда повышают его оценку и делают сбор денег от остальных инвесторов проще, особенно если их VC — известный бренд.
  • Опытные VC хеджируют свои ставки, и предпочитают приводить в сделки других VC, и входить в сделки, куда их приглашают другие венчурные инвесторы с хорошими репутацией и результатами.
  • Никто не заглядывает под пресловутый «бизнес капот» стольких стартапов, особенно более поздних стадий, так основательно и много, как венчурные инвесторы. Эта «насмотренность» и дает ту самую рыночную интуицию, основанную на интимных знаниях многочисленных (скрытых от не-инсайдеров) историй успехов и неудач, бизнес моделей, способов приобретения клиентов и стратегий роста, которая отличает опытных VC от всех других игроков стартап рынка.
  • VC (в среднем) более профессиональны, опытны, сфокурсированы на инвестициях,  занимаются ими весь день, каждый день, много лет, и с куда большей вероятностью занимались инвестициями те самые 10 000 часов, необходимых для высокого профессионализма, которые описывает Малколм Глэдвел в «Гении и аутсайдеры» (хотя недавнее Принстонское исследование показывает, что глубокий опыт — это, в среднем, лишь 1/8 потенциального успеха).
  • Венчурные фирмы дотошнее/формальнее как с due diligence, так и с юридической частью, и в этом есть и преимущество (для успешно прошедших due diligence), и недостаток (для тех, кому есть что скрывать, или кто не согласен на детальную проверку по иным причинам).
  • Вероятность того, что VC  продолжит инвестировать в стартап на следующих этапах и поможет с продажей стартапа гораздо выше, чем вероятность таких действий со стороны ангела.
  • Типичный VC — больше циник, чем романтик. Ангел инвестор куда больше, чем VC, мотивирован желанием получить радость, заниматься интересным делом, гордиться основателями стартапа. Со всеми вытекающими.

Ангелы и синдикаты ангелов как инвесторы в стартапы

Ангел-инвесторы последних лет заметно отличаются от «классических» ангел инвесторов легендарных Доткомовских времен 1990х годов. Теперь ангелы понимают, что сила в единстве, и часто собирают синдикаты (группы соинвесторов), нередко делают, хоть и более базовый, чем венчурные капиталисты, но вполне себе полноценный due diligence (процедуру экспертной проверки информации). 

Ангелы давно разобрались в арифметике инвестиций, и поняли, что более поздние инвестиции, хоть и происходят по более высоким оценкам, куда менее рискованы, чем совсем ранние, и что типичная небольшая разница в оценках ранней и немного более поздней инвестиции чаще всего недостаточна для того, чтоб оправдать значительную разницу в риске. Ангелы теперь часто входят и в венчурные раунды и в pre-IPO сделки с куда большим энтузиазмом, чем в традиционно «ангельские» ранние раунды.

Что стоит знать стартапу об ангелах/их синдикатах, и чем они отличаются от VC?

Индивидуальные ангелы часто стремятся помочь бизнесу не только деньгами — в некоторых случаях, эта помощь ценна и продуктивна — чаще всего, когда раннему стартапу нужны и совет, и поддержка, и почти любые бизнес контакты с потенциалом продаж. В тех случаях, когда ангел не разбирается в сегменте, и особенно когда его советы и предлагаемые знакомства непрошены и навязчивы, желание ангела помочь иногда становится теми самыми благими намерениями, которыми вымощена дорога в ад.

Ангелы часто стремятся выйти из стартапа раньше — для кого-то, особенно если стартап быстро растет и у основателей есть желание и возможность его выкупить — это преимущество. Иногда же стремление нескольких ранних инвесторов быстро выйти из стартапа создает сомнения в стартапе у более поздних инвесторов.

Как правило, индивидуальные ангелы (но не синдикаты) исповедуют более персональный подход, чем венчурные инвесторы, глубоко верят в команду, готовы уделять стартапу много времени. Это справедливо скорее для более традиционных ангелов, которые инвестируют на ранних этапах и предпочитают сделать всего несколько инвестиций, но строить по-настоящему близкие, теплые человеческие отношения с основателями.

Ангелы гораздо чаще, чем венчурные инвесторы, дают стартапам нереалистичные оценки (как заниженные, так и завышенные), которые потом сильно мешают стартапу, хотя SAFE (Simple Agreement for Future Equity — договорная форма, введенная Y-Combinator) во многом решает эту проблему.

Иногда (особенно часто на постсоветском пространстве и, как не странно, в Израиле) ангелы берут настолько большую долю в стартапе, что основатели теряют контроль и становятся малоинтересны более поздним инвесторам. VC нередко получают контроль на совете директоров на поздних стадиях (и это не всегда хорошо для основателей), но некоторые ангелы стремятся к такому контролю даже на раннем этапе. И это всегда плохо для стартапа.

Значительное количество ангелов (в отличие от VC) инвестируют в индустрии, в которых у них нет глубоких экспертиз, особенно в странах, где нет многолетней истории успешных продаж стартапов и многотысячных сообществ ангел-инвесторов со стартаперским опытом. Многие ангелы, пришедшие из традиционных индустрий, довольно наивны и в отношении реалий/ожиданий от стартапа, что может привести не только к серьезныму непониманию, но и к плохим отношениям, конфликтам и проблемам для стартапов и их основателей.

Индивидуальные ангелы, в отличие от VC и синдикатов, инвестируют, как правило, только свои деньги, и, поэтому склонны быть более эмоциональными в отношении своих портфельных стартапов, со всеми вытекающими отсюда негативными и позитивными последствиями

Ангел-инвесторы в основном более открыты к высоким рискам, и готовы инвестировать в компанию на основе одних только проекций и видения. VC больше верят выверенным цифрам, чем словам. Ангел инвесторы гораздо чаще инвестируют на основе эмоций, когда им «просто понравились» команда, продукт, и даже презентация. Индивидуально VC тоже могут испытывать сильные эмоции, но, в силу командных решений, большего профессионального цинизма и более рационального подхода, гораздо реже инвестируют исходя из эмоций.

Назовем вещи своими именами: среди ангел-инвесторов встречается некоторое количество откровенных авантюристов, людей с серьезными психологическими проблемами, а то и с криминальным прошлым и даже настоящим, и стартапы часто не дают себе труда сделать собственный due diligence того, кто в них инвестирует. Конечно, и VC может оказаться фриком, но вероятность этого несравнимо меньше. В отличие от большинства современных венчурных капиталистов, большинство ангелов не проходило по многу раз все этапы развития стартапа до тысяч сотрудников, до юникорна, до покупки стартапа за большие деньги, до успешного IPO, и могут быть менее полезными на этих этапах, но зато, в отличие от многих VC (особенно, вне Кремниевой долины) почти все ангелы имели опыт построения стартапов с нуля, и могут помочь бесценными советами личного опыта выживания и побед.

Конечно, у VC и ангелов, есть и много общего. Например, все инвестирующие в сегменты, в которых у них большая экспертиза, опыт и связи, могут быть не менее ценны этим, чем деньгами — как ангелы, так и венчурные инвесторы. Ангелы и VC действительно во многом схожи, и иногда соревнуются друг с другом за лучшие сделки. 

Небольшая часть ангелов испытывает некоторую неприязнь к венчурным инвесторам, как к более циничным, заносчивым и консервативным пропонентам «устаревшей модели» инвестиций. Тем не менее, многие ангелы стремятся стать VC (но не наоборот). Почему? Просто потому, что VC  занимают немного более высокое место в пищевой цепочке.

В 2009 году BizSessions собрал интересную панель инвесторов в Сан-Франциско обсудить нужны ли вообще стартапам венчурные инвесторы: Пинг Ли из Accel Ventures и Кент Голдман из First Round Capital представляли сторону VC. Джонатан Абрамс (основатель Friendster и начинающий ангел инвестор) и я (сооснователь Fotki и начинающий ангел инвестор) — представляли стартапы и ангелов.

Нечего и говорить, Джонатан и я утверждали, что мир прекрасен и без венчурных инвестиций…

Прошло 12 лет — и Пинг, и Кент по-прежнему VC. К ним присоединились еще двое панелистов — тогдашние ангел-инвесторы и оппоненты венчурного капитала — Джонатан Абрамс (партнер в 8-Bit Capital) и ваш покорный слуга (партнер в TMT Investments). О, ирония судьбы!

https://www.forbes.ru/svoi-biznes/440443-angely-protiv-vencurnyh-investorov-ot-kogo-startapu-brat-investicii