Главная » Аналитика » Углеродный каток: чем грозит бизнесу глобальное потепление

Углеродный каток: чем грозит бизнесу глобальное потепление

Дискуссии о борьбе с изменением климата переходят в практическую плоскость — ЕС вводит налоги для тех, кто не готов включиться в процесс энергоперехода, а компании в срочном порядке модернизируют свои предприятия и принимают экологические стратегии. Как минимум 42 участника российского списка Forbes владеют крупными предприятиями, вынужденными сокращать выбросы CO2. Forbes выяснил, как они адаптируются к новым условиям

В начале августа Межправительственная группа экспертов по изменению климата при ООН (МГЭИК) представила новый отчет, посвященный глобальным изменениям климата. Отчет является первой частью глобального исследования — Шестого оценочного доклада МГЭИК, который будет завершен в 2022 году. 

С публикацией этого отчета стало ясно, что тема изменения климата перестала быть уделом «зеленых» и скоро может сильно повлиять на существование крупных промышленных предприятий, которые входят в холдинги, подконтрольные богатейшим людям страны. 

Причина изменений климата — выбросы парниковых газов, к ним в первую очередь относятся диоксид углерода, метан и закись азота. Главный источник выбросов — промышленные предприятия. Наибольший вред окружающей среде наносят отрасли промышленности, сжигающие ископаемое углеродное топливо: металлургия, угольная, газовая и нефтяная промышленности, энергетика, транспорт. Сельское и лесное хозяйства также вносят свой вклад в климатические изменения (в частности, за счет внутренней ферментации коров, в результате которой образуется метан) и внесения минеральных удобрений.

«Изменение климата — это не метеорит, летящий непонятно откуда, не бомба, это асфальтовый каток, который мы сами создали и запустили. Наша задача — его остановить», — отмечает директор программы WWF России «Климат и энергетика» Алексей Кокорин.

При этом в один день без тяжелых социальных и экономических последствий прекратить добывать нефть или уголь нельзя, энергопереход должен быть поступательным и рациональным, предупреждает председатель попечительского совета Сколковского института науки и технологий миллиардер Виктор Вексельберг. «Что точно не нужно предпринимать — это необдуманные поспешные действия», — сказал бизнесмен Forbes.

По его мнению, России есть с чем конкурировать в сфере решений для безуглеродной экономики, и эти предложения не ограничены водородной энергетикой: «Россия имеет достаточный уровень развития технологий, чтобы быть на ведущих ролях на самых разных рынках: накопителей энергии, решений для улавливания CO2, его утилизации».

Кто будет платить 

Россия в ближайшие пару десятков лет не сможет существенно снизить выброс углеродного газа в атмосферу, так как процесс перехода на возобновляемые источники энергии еще не налажен, говорит руководитель проектов энергетического отдела российского отделения «Гринпис» Виктория Глущенко. «Нам надо перенимать опыт у западных стран и контролировать выбросы парниковых газов. В Европе ведется торговля эмиссионными квотами на выброс углекислого газа, в России же это только предстоит сделать», — рассказывает эксперт. Эксперимент по введению таких квот начнется в Сахалинской области, где будут внедрены механизмы, направленные на сокращение выбросов парниковых газов. Его результатом должно стать снижение до нуля разницы между выбросами парниковых газов и их поглощением к 2025 году. 

В июле 2021 года Еврокомиссия представила масштабную программу по борьбе с изменением климата, включая введение трансграничного углеродного налога (ТУН) или CBAM — Carbon Border Adjustment Mechanism. Налогом с 2026 года будут облагаться товары, при производстве которых происходит выброс  СО2 в объеме, превышающем эталонные значения ЕС.  Пока что эта мера коснется производителей стали, алюминия, цемента, минеральных удобрения и электроэнергии.

Компаниям из России налог может обойтись как минимум в €1,1 млрд в год, когда он начнет взиматься на 100%, следует из расчетов РБК, заверенных Минэкономразвития. Больше всего придется заплатить экспортерам железа, алюминия, удобрений. 

30 августа два аналитических центра Sandbag и E3G опубликовали исследование, в котором говорится, что сборы углеродного налога на российские товары, ввозимые в Европу, вырастут постепенно с €442 млн в 2026 году до €1,9 млрд в 2035-м (правда, если добавить в расчеты рост цен, то оценка стоимости компенсации выбросов становится меньше: €313 млн в 2026-м и €602 млн в 2035-м). 

Управляющий директор рейтинговой службы АКРА Сергей Гришунин отмечает, что в первую очередь под европейское углеродное  регулирование попали те отрасли, которые достаточно хорошо развиты в ЕС и при этом проигрывают импортной продукции с точки зрения себестоимости. «Жизненно важные для ЕС элементы импорта — уголь, газ и нефть — пока никак не регулируются», — подчеркивает он, добавляя, что именно на эти отрасли в конечном итоге приходится до 70% всех глобальных выбросов, тогда как металлургия, удобрения и цементная отрасль суммарно занимают около 15-18% мировых выбросов CO2. 

Россия и сама готовится к энергопереходу. Как рассказывали источники Forbes, при правительстве созданы 10 рабочих групп, которые должны к январю 2022 года подготовить «дорожную карту». По данным источников Forbes, только инвестиции в электроэнергетику и теплоэнергетику оцениваются в 3,7 трлн рублей в 2021 — 2050 годах. Предполагается, что деньги будут вкладывать частные инвесторы. «Российские компании уже начали понимать, что если они хотят что-то экспортировать, то они должны соответствовать требованиям тех, кто у них что-то покупает», — разводит руками Кокорин

Необходимость вкладывать деньги в модернизацию заводов и выплачивать европейский углеродный налог касается компаний по меньшей мере 42 бизнесменов из списка богатейших россиян, посчитал Forbes. Мы поговорили с ними и их представителями о том, как они собираются адаптироваться к новым условиям. 

Металлургия

По данным Всемирной ассоциации стали, за последние 50 лет металлургические компании смогли сократить выбросы углекислого газа на треть, а объем затраченной энергии на производство тонны стали – на 60%. Этого они смогли добиться за счет повышения эффективности и вторичного использования металлолома. Компании модернизируют свое производство, чтобы снизить воздействие на окружающую среду доменного передела (выплавка чугуна в доменных печах с использованием угольной и железорудной продукции при температуре около 1500 °C) — главного источника выбросов  CO2 в металлургии. Для их сокращения используется технологию вдувания в домну пылеугольного топлива.

Помимо этого прорабатывается возможность использования водорода вместо кокса, это поможет снизить количество выбросов парниковых газов до 20%. За последние 20 лет российские металлурги вложили в модернизацию производств порядка 2,94 трлн рублей, подсчитала ассоциация «Русская сталь». 

По данным исследования Sandbag и E3G, самую серьезную финансовую нагрузку от введения углеродного налога понесут металлурги.  Лоббисты из «Русской стали» обращались  в Минэкономразвития с просьбой защитить их от новых мер. Однако в разговоре с Forbes участники рынка демонстрировали больше спокойствия.

Введение CBAM приведет к снижению EBITDA российских компаний на 2-10%, говорят в «Северстали» (76% акций компании принадлежат Алексею Мордашову), ссылаясь на оценки аналитиков. При текущей стоимости выбросов CO2 в ЕС $60/т и норме бесплатных выбросов 75% от уровня «Северстали», по данным аналитиков, потенциальные платежи самой «Северстали» по CBAM можно оценить на уровне $73 млн в наиболее вероятном сценарии расчета выбросов.

В «Металлоинвесте» (акционер Алишер Усманов) на вопрос Forbes ответили, что компания предпринимает целый ряд мер по снижению углеродного следа. В компании считают, что их потребителям в ЕС «не придется покупать квоты в рамках реализации механизма трансграничного углеродного регулирования». 

Все опрошенные Forbes металлурги имели в том или ином виде сформулированную стратегию по сокращению выбросов парниковых газов и до публикации отчета Климатической группы. Например, среднесрочная цель «Северстали» — снижение выбросов парниковых газов на 10% к 2030 году. В «Металлоинвесте» Forbes сообщили, что климатическая стратегия компании предусматривает сокращение собственных прямых и косвенных энергетических выбросов по сравнению с 2019 годом — на 6% к 2025-му, на 77% к 2035-му и на 100% к 2050 году. Представитель ММК (акционер Виктор Рашников) также заявил Forbes, что компания стремится к 2050 году стать предприятием с «нулевым» углеродным следом.

Экологическая стратегия Evraz (акционеры Роман Абрамович, Александр Абрамов и Александр Фролов) до 2030 года предполагает снижение на 20% эмиссии парниковых газов на металлургических предприятиях компании, сообщили в пресс-службе компании. Сделать это планируется за счет развития технологий производства, транспортировки, хранения и использования водорода, сокращения выбросов СО2 и перехода завода EVRAZ Pueblo в штате Колорадо на возобновляемую энергетику.

Представитель «Норникеля» (Владимир Потанин), утверждает, что около половины всей потребляемой энергии группы приходится на возобновляемые источники энергии. В компании делают ставку на модернизацию и замену энергетического оборудования, внедрение автоматизированной системы контроля и учета (АСКУЭ), оптимизацию и вывод из работы оборудования и энергоустановок.

Нефтегазовая и нефтехимическая промышленность

Нефтегазовая промышленность является лидером среди других секторов российской экономики с точки зрения негативного воздействия на окружающую среду. Не менее 70 % выбросов парниковых газов в России в 2013-2017 годах пришлось на предприятия топливно-энергетического комплекса (ТЭК).

Основные методы снижения негативного воздействия на окружающую среду для нефтяной отрасли — утилизация попутного нефтяного газа,  повышение энергоэффективности предприятий и увеличение производства светлых нефтепродуктов (не содержащих тяжелых нефтяных фракций, к ним относятся, бензин, керосин и т.д.). Есть и другие более прорывные технологии, к примеру, учеными«Сколтеха» разработаны технологии утилизации CO2 при добыче нефти путем его закачки обратно в пласт. 

Одно из главных направлений экологизации газовой промышленности — водородная энергетика, когда в качестве топлива используют водород. Заинтересованность газовых предприятий в использовании водородной энергетики имеет несколько причин. Природный газ долгое время будет оставаться основным источником водорода, а существующая газотранспортная система может стать в будущем основой системы транспорта водорода.

В «Сибуре» (акционеры Геннадий Тимченко, Леонид Михельсон) — крупнейшей нефтехимической компании России — в 2019 году приняли Стратегию в области устойчивого развития до 2025 года, в рамках которой стремятся увеличить долю «зеленой» энергии в общем энергобалансе компании в пять раз по сравнению с 2019 годом. Компания строит собственную солнечную электростанцию в Башкирии, ранее была запущена солнечная электростанция в Анапе. 

В «НОВАТЭК» (акционеры Геннадий Тимченко, Леонид Михельсон) развивают технологию когенерации, когда газы технологического цикла производства используются для обогрева теплоносителя отопительных систем. Экономия топлива при выработке энергии в когенерационном цикле составляет 40% по сравнению с раздельным производством того же количества электроэнергии и тепловой энергии, что ведет к существенному сокращению выбросов продуктов сгорания, в т.ч. парниковых газов. Кроме того, в компании применяют технологию рекуперации метана, то есть возврат его в производство. 

Еще один способ снижения выбросов — утилизация  СО2.  «Сибур» запустит в Дзержинске проект по улавливанию и утилизации образующегося в технологическом процессе предприятия углекислого газа. В целом компания надеется  до 2025 года снизить выбросы парниковых газов на 15% по сравнению с 2019 годом. «За последние пять лет мы инвестировали в модернизацию природоохранного оборудования на предприятиях более 12 млрд рублей, еще 18 млрд рублей составили затраты на охрану окружающей среды», — рассказали в компании «Сибур». 

Угольная промышленность и теплоэнергетика

Уголь считается самым вредным для климата ископаемым энергоносителем:  при этом вредна угольная промышленность не только выбросами СО2 в атмосферу. За 67% промышленных отходов в России (5,2 млрд тонн) отвечают предприятия угольной отрасли, подсчитали в консалтинговой компании FinExpertiza.

Главным методом снижения негативного влияния на климат является применение технологии улавливания и захоронения углерода (carbon capture and storage technology — CCS), самой прогрессивной из них считается технология  кальциево-карбонатного цикла (ККЦ), использующая оксид кальция, который получают из дешевых и широко распространенных кальцийсодержащих известняков и доломитов. 

Но нужно еще и просто меньше сжигать угля, поэтому важным направлением деятельности энергетиков является замена угля альтернативными источниками энергии. Реклама на Forbes

В частности, «Воркутауголь» Мордашова объявила о прекращение добычи энергетического угля (уголь марки ГЖО), начиная с первого квартала 2022 года. Это решение принято в связи с переводом Воркутинской ТЭЦ-2 на газ и выведением в резерв ТЭЦ-1. В результате электростанции, переведенные на природный газ, выбрасывают примерно в два раза меньше углекислого газа, чем электростанции, работающие на угле. Таким образом сокращение выбросов парниковых газов в результате замены 813 000 тонн ГЖО на природный газ составит 750 000 тонн СО2/год.

Аналогичным образом поступил «Т-Плюс» Виктора Вексельберга: в прошлом году на газ была переведена Центральная водогрейная котельная в Воркуте, благодаря чему компания вдвое сократила объем сжигания мазута, а в 2021 году должен завершиться проект по переводу Воркутинской ТЭЦ-2 на газ.

Производители удобрений и сельское хозяйство

«Производители удобрений минимально влияют на изменения климата. Например, азотные удобрения производятся из азота, который берется из атмосферного воздуха», — говорит Виктория Глущенко, отмечая, что наибольший вредокружающей среде наносит добыча фосфоритов для фосфорных удобрений. Тем не менее, по данным Sandbag, российские производители удобрений к 2035 году должны будут платить больше €500 млн CBAM — по этому показателю они на втором месте после металлургов. 

Производители удобрений прибегают к схожим мерам по снижению «углеродного следа», что и металлурги, угольщики и нефтегаз. Например, для минимизации негативного эффекта предприятия «Еврохима» (акционер Андрей Мельниченко)в Кингисеппе используют такие технологи, как улавливание углерода для предотвращения выбросов в атмосферу и замкнутый цикл водооборота для предотвращения выбросов в Балтийское море.

«В результате одно из удобрений «Еврохима», Entec 26, стало единственным продуктом такого рода, признанным углеродной биржей в Швейцарии. Тогда впервые был признан вклад усовершенствованных удобрений в сокращение выбросов парниковых газов из сельскохозяйственных источников», — рассказали в компании. 

Формируют производители удобрений и свои климатические стратегии, принимая на себя обязательства в духе первых пятилеток. Представитель «Фосагро» (акционер Андрей Гурьев) отметил, что в 2020 году совет директоров «Фосагро« утвердил комплексную Климатическую стратегию, в соответствие с которой планирует снизить выбросы парниковых газов к 2028 году на 14% от базового уровня 2018 года. Налаживается система учета. «Фосагро» создала рейтинг поставщиков, одним из критериев является наличие системы расчета выбросов и готовность представлять соответствующую информацию.  Реклама на Forbes

Сельхозпроизводители используют химикаты для обработки полей. Агрохолдинг «Степь» (акционер Владимир Евтушенков) использует влагосберегающие технологии обработки почвы и применяет точное внесение удобрений и средств защиты растений с помощью агрокоптеров, работающих на электричестве.

Генеральный директор агрохолдинга «Степь» Андрей Недужко демонстрирует нестандартный взгляд на проблему. По его мнению, невозможно трактовать происходящие климатические перемены однозначным негативным образом: повышение средней температуры делает зимы более мягкими, снижает риски вымерзания посевов и дает дополнительные возможности аграриям.

https://www.forbes.ru/milliardery/438279-10-bogatejsih-semej-rossii-2021-rejting-forbes