Главная » Аналитика » Страсти по цифре: почему цифрового рубля опасаются финансисты и в чем его польза

Страсти по цифре: почему цифрового рубля опасаются финансисты и в чем его польза

Виктор Достов Forbes Contributor

Фото Михаила Терещенко / ТАСС

Фото Михаила Терещенко / ТАСС

Никакое событие за последние 20 лет не порождало такого накала страстей в финансовой сфере, как обсуждение идеи выпуска цифрового рубля. В чем польза от цифрового рубля, почему его боятся банкиры и чем примечателен китайский подход к развитию цифровых валют, рассуждает глава Ассоциации участников рынка электронных денег и денежных переводов Виктор Достов

В октябре 2020 года Центральный банк начал публичное обсуждение идеи выпуска в России третьей формы национальной валюты — цифрового рубля. Это породило шквал обсуждений в финансовом и околофинансовом сообществе. В докладе ЦБ, посвященном идее выпуска цифрового рубля, говорилось, что решения о выпуске национальной цифровой валюты еще нет, но вопрос нужно проработать. К середине 2020 года как минимум 36 центральных банков опубликовали аналитические работы о своих исследованиях цифровой валюты, писал зампред ЦБ Алексей Заботкин в издании «Эконс». А другой зампред Ольга Скоробогатова заявила, что внедрение национальных цифровых валют позволит проводить трансграничные переводы, минуя SWIFT. 

Теперь до 31 декабря регулятор собирает отзывы экспертов и участников рынка по поводу этой инициативы. И никакое событие за последние 20 лет, которые автор занимается электронными платежами, не порождало такого накала страстей. 

Технически, цифровой рубль является цифровой валютой Центрального банка. Это означает, что ее выпуск и оборот полностью контролируется ЦБ. Можно представлять такую систему, как обычные банковские счета, лежащие не в коммерческих банках, а в ЦБ. Или, к примеру, это можно сравнить с биткоином, но курс его жестко равен одному рублю за токен и эмиссия и обращение полностью контролируется Центральным банком.

Сильные стороны такого решения заметны сразу. ЦБ решает вопрос с любыми манипуляциями ликвидностью в частных банках — вместо контроля нормативов просто контролируется напрямую вся денежная масса. Все транзакции тоже видны сразу. А это упрощает и контроль над доходами и расходами, и противодействие легализации и отмыванию доходов. Появляется ясная картина, как устроен денежный оборот в обществе. Цифровую валюту, говоря техническим языком, можно красить в разные цвета. Детским пособиям, например, можно приписать соответствующий код, и принимать только в определенных магазинах, в которых продаются памперсы и коляски, но нельзя купить сигареты или смартфон. Подросткам можно выдавать карманные деньги деньгами с другим кодом. Финансирование госзаказов можно «красить» в другой цвет. При этом все итоги платежей сохраняются навечно. 

Тогда почему же эта разумная затея вызвала такой шквал обсуждений?

Во-первых, потому что банкиры вообще пугливы, и им надо постоянно чего-то бояться — электронных денег, криптовалют и других фантомов. Во-вторых, доклад допускает целых ряд вариантов, которые справедливо банкирам не понравились. В мягком варианте ЦБ выпускает цифровую валюту, а коммерческие банки пускают их в оборот. В самом жестком варианте, когда все счета и весь контроль над оборотом передается в ЦБ, банкиры, по сути, остаются не у дел в платежном (а может, и в кредитно-депозитном) бизнесе. 

Опасения понятны. Эмиссия триллионов новых рублей может привести к замещению существующей безналичной или наличной массы. Скорее всего, деньги в цифровой валюте уйдут со счетов банков. Это означает и потери для кредитования, и потери в комиссиях, проще говоря — полное разрушение привычной модели. 

И тут мы подходим к единственному серьезному недостатку доклада. Цифровой рубль рассматривается в полном отрыве от судьбы финансового сектора, нет никаких точных оценок и прогнозов относительно его влияния на сектор, на кредитно-денежную политику, на модели банковской системы в целом. 

Масла в огонь опасений подлил предыдущий председатель Народного банка Китая товарищ Жу Сяочуань, разъяснив в своей статье на ведущем финансовом форуме в главе «Электронный юань и ЦВЦБ (цифровые валюты центробанков — Forbes) базируются на разных идеях», что электронный юань, к опыту которого апеллировал консультативный доклад ЦБ, оказывается, не вполне цифровая валюта центрального банка. По словам Жу, в китайской модели роль банков сохраняется, равно как и привычная нам двухуровневая модель банковской системы. Банки являются владельцами электронного юаня, гарантируют платежи, владеют системой корреспондентcких расчетов и так далее. Электронный юань гарантируется, в первую очередь, банками, а центральный банк поддерживает его стабильность косвенными методами, например полным резервированием эквивалентного количества безналичных денег на своих счетах. Публикация доклада после довольно интенсивного тестирования для Китая достаточно показательна и наводит на мысль о возможной необходимости пересмотра и расширений концепций национальных цифровых валют. 

Что случится с идеей цифрового рубля дальше? Ответ понятен. Мы пришли к ситуации, когда развитие технологии позволяет держать все счета граждан страны в одном месте. И принципиальным вопросом сейчас является не техническая модель, не возможность окраски или офф-лайн платежей, а простое утверждение — будет ли этим местом частный банк, Центробанк, распределенный реестр или что-то принципиально новое, чего мы пока еще не видим.