Главная » Аналитика » Посткризисные правила: почему у России появляются неожиданные возможности на нефтяном рынке

Посткризисные правила: почему у России появляются неожиданные возможности на нефтяном рынке

Райнер Михаэль Прайсс Forbes Contributor

Фото Замира Усманова / ТАСС

Фото Замира Усманова / ТАСС

Участникам сделки ОПЕК+ нет смысла сохранять жесткие ограничения на добычу — глобальная инфляция и политическая напряженность и так поддерживают цены на нефть на достаточно высоком уровне. В более отдаленной перспективе стоимость нефти будет все больше зависеть от перехода к зеленой энергетике, и российские компании могут получить при этом неожиданные преимущества, считает портфельный стратег компании Golden Equator Райнер Михаэль Прайсс

Инфляция и политика

С начала 2021 года цены на нефть выросли более чем на 50%, достигнув самого высокого уровня почти за три года. Спрос на топливо растет, так как мировая экономика восстанавливается на фоне отступления пандемии, а крупные производители, включая Россию, сохраняют ограничения на добычу. На этом фоне встреча 1 июля министров стран ОПЕК+ станет очень важным событием для инвесторов и нефтетрейдеров всего мира. Многие полагают, что при $76 за баррель участники сделки, в том числе и Россия, могли бы согласиться на увеличение добычи.

Как и всегда, на нефтяной рынок влияет геополитическая ситуация. Развитым странам важно обеспечить надежность поставок, и теперь, когда США только что нанесли авиаудары по поддерживаемым Ираном арабским ополченцам и обстановка на Ближнем Востоке обострилась, эта проблема вновь стала актуальной. Особенно важной становится позиция Саудовской Аравии — основного партнера западных стран среди нефтяных экспортеров.

Увеличить предложение на рынке имеет смысл еще и потому, что сейчас рост цен на нефть напрямую связан с динамикой глобальной инфляции. Быстрое восстановление спроса в сочетании с ограничениями поставок участниками ОПЕК+ превратили нефть в инфляционное топливо. На рынке формируется консенсусный прогноз о том, что уже в середине лета цена может достичь $80. Но давление на цены можно снизить, если на встрече стран ОПЕК+ будет принято решение о большем, чем ожидаемые сейчас 500 000 баррелей в сутки, увеличении добычи. В 2020 году разногласия между Россией и Саудовской Аравией на переговорах привели к ценовой войне за долю рынка. В итоге России удалось добиться успеха и, среди прочего, стать третьим по величине поставщиком нефти и нефтепродуктов в США. Кстати, в будущем это тоже может стать политической проблемой: в Конгрессе могут обратить внимание на то, что США призывают своих союзников снизить энергетическую зависимость от России, например, склоняли Германию к отказу от «Северного потока — 2», а сами допустили увеличение закупок российского сырья. 

В этом году ситуация на переговорах иная, у основных участников сделки ОПЕК+ есть стимулы увеличивать предложение, так что я ожидаю, что решение будет принято без серьезных споров.

Россия и глобальный переход

В более долгосрочной перспективе нас ждет волатильный рынок. Высока вероятность, что в ближайшие два года мы увидим сильный рост цен на нефть, но такое ралли может оказаться последним в своем роде. Дело в том, что после завершения пандемии баланс спроса и предложения на мировом рынке, скорее всего, станет гораздо более гибким. С одной стороны, инвестиции в нефтяную промышленность за годы низких цен снизились, что ставит под вопрос надежность поставок в будущем. Однако высокие цены ускорят темпы перехода от ископаемого топлива к возобновляемым источникам энергии, особенно в странах, которые вынуждены импортировать нефть.

Россия как ведущий производитель нефти должна уделять больше внимания проблеме глобального перехода в энергетике, а также распространению в бизнесе стандартов ESG (набор экологических, социальных и управленческих стандартов деятельности компании, которые социально ответственные инвесторы используют при формировании своих портфелей. — Forbes) предполагающих внимательное отношение к экологическим издержкам. Электрификация транспорта, повышение энергоэффективности, внедрение других зеленых технологий — все это будет сдерживать спрос на нефть в ближайшее десятилетие.

Однако, как ни странно, у России есть возможность получить в этой ситуации конкурентное преимущество. Западные нефтяные компании подвергаются давлению со стороны акционеров, климатических активистов и даже судебных властей и вынуждены соблюдать все более жесткие экологические требования, порой даже ценой потери доходов и доли на рынке. У российского сырьевого бизнеса подобных проблем пока меньше — во всяком случае, так считают инвесторы. Мы видим, как в этом году акции российских компаний растут быстрее, чем у их западных конкурентов: «Лукойл» опережает Shell, а «Роснефть» — BP. Уйти от зеленой повестки у российского бизнеса не получится, но более мягкое регулирование в этой сфере даст ему шанс укрепить свои позиции на мировом рынке. 

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора