Главная » Аналитика » Как месяц каникул от Путина скажется на российском бизнесе

Как месяц каникул от Путина скажется на российском бизнесе

Ксения Мельникова Forbes Staff Владислав Новый Forbes Staff Рузана Ахмеджанова Forbes Contributor Наталья Пешкова Forbes Contributor Ирина Юзбекова Forbes Staff Екатерина Кравченко Forbes Staff

Фото Станислава Красильникова/ТАСС

Фото Станислава Красильникова/ТАСС В очередном обращении к россиянам президент объявил весь апрель нерабочим. Предприниматели восприняли эту новость в штыки — «каникулы» не освобождают бизнес от обязанности платить зарплаты и аренду, поэтому рынок ждет волна сокращений 7 shares

В коротком обращении к гражданам России днем 2 апреля Владимир Путин объявил, что нерабочий период, начавшийся 28 марта, продлится до 30 апреля. Предпринимательское сообщество ждало от этого выступления новых мер поддержки бизнеса, но получило только новость о том, что в ближайший месяц, несмотря на критическое сокращение выручки, зарплаты придется платить в полном объеме. Forbes спросил у владельцев небольших компаний, как они планируют пережить затянувшиеся вирусные каникулы.

«Вопрос пандемии решается за счет бизнеса, а не государства»

Сергей Тонков, основатель петербургского производства носков и одежды с принтами St.Friday Socks:

Я ожидал, что до конца апреля все это [каникулы] продлится. Морально был готов к этому. Но до сих пор удивляюсь тому, что ни о какой помощи бизнесу ни слова не было сказано в новом обращении. Вопрос пандемии решается за счет бизнеса, в том числе мелкого, который не может себе этого позволить, а не за счет государства. Помогло бы назвать все своими именами: не нерабочими днями, а чрезвычайной ситуацией или карантином. Мы все готовы к комендантским часам. Если бы был введен ЧС, я бы мог законно не платить аренду. Далеко не все арендодатели идут навстречу арендаторам и делают скидки, большинство говорит: «Форс-мажора нет». Власти не хотят брать на себя обязательства и перекладывают все на нас.

Деньги на зарплаты, налоги и аренду надо же откуда-то брать. А откуда, если поступлений на расчетный счет — ноль? Поймите, встали не только те бизнесы, которые попали в список пострадавших. Встали почти все бизнесы. Мой встал полностью. У меня фабрика в Ленинградской области закрыта с понедельника, потому что мы соблюдаем закон. Производства нет, поступлений нет — все замерло. Работает удаленно отдел продаж и маркетинга, но вязальщики и формовщики удаленно работать не могут. Я не могу развезти по квартирам швейное оборудование, которое весит тонну каждый аппарат.

Суммарно мне придется потратить на налоги, зарплату 20 сотрудникам и аренду в апреле 1 млн рублей. От налогов нас никто не освободил, отрасль швейную-то пострадавшей не считают. Соответственно, все это пойдет в убытки. Пока у нас есть подушка безопасности и зарплаты мы не сокращаем, никого не увольняем. Сотрудники — самое дорогое, что у нас есть. Но в мае подушка закончится. Не знаю, что мы будем делать. Все расходы остаются прежними, как будто ничего не происходит. После месяца каникул станет меньше людей, у которых вообще есть деньги. Количество потребителей уменьшится очень сильно. Спрос будет восстанавливаться долго.

Мы сейчас пытаемся выбивать субсидии для малого бизнеса в Ленинградской области. Возможно, в условиях пандемии будет легче это сделать. Мой бизнес переживет этот кризис. Но подозреваю, переживут далеко не все. Какое-то время будут еще бултыхаться. А у тех, у кого удержаться на плаву не получится, ситуация может отбить интерес к предпринимательству вообще.

«Президент снова не сказал, где брать деньги на зарплаты»

Павел Стенников, представитель сервиса заказа такси «Максим»:

Для нас важно, что согласована непрерывная деятельность сервиса заказа такси «Максим», обеспечивающего передвижение людей, в том числе, работников организаций, на которых не распространяются длинные выходные, а также услуги доставки продуктов питания, лекарств и товаров первой необходимости в 508 городах России. Продолжают работать наше авиационное направление, выполняющее государственные задачи, наше пищевое производство, вспомогательные службы.

Основное наше направление — инфраструктура такси. В режиме самоизоляции уже существенно снизился спрос на поездки, соответственно, и доход компании. Услуги доставки поддерживают спрос, но не компенсируют полностью его снижение.

Президент снова не сказал, где вынужденно не работающим организациям брать деньги на зарплаты. А значит, будут закрытия бизнесов, увольнения, падение платежеспособного спроса, в том числе на услуги такси. Восстановление может быть очень долгим и тяжелым для всех.

«Коров-то не выключишь»

Алексей Рябцев, гендиректор Брянского молочного комбината:

Эти меры, наверное, были приняты из заботы о людях. Когда вопрос касается жизни и смерти, никто особо на доходы не смотрит. О проблемах бизнеса власть думает вторично. Конечно, разумнее было ввести режим ЧС. Он дал бы больше социальной защищенности предприятиям и работникам.

Мы производство непрерывного цикла. Мы работаем сейчас, только частично перевели сотрудников, которые не участвуют в процессе производства, на удаленный доступ.

Еще когда был первый указ Путина о нерабочей неделе, мы обратились в местную администрацию. Нам дали справку о том, что мы относимся к предприятиям, которые не могут остановить работу. Все прекрасно понимают: если мы не будем забирать молоко в колхозах, оно просто-напросто пропадет. Также мы поставляем социально значимую продукцию на прилавки магазинов — молоко, сметану, творог, масло. Маловероятно, что нам сейчас прикажут закрыться, учитывая, что у нас есть разрешение на работу. Если это произойдет, пострадают все производители молока. Коров-то нужно доить вовремя, их нельзя отключить и сказать: «Все, ты сегодня не доишься».

Со стороны сотрудников, конечно, было недовольство: «Все остальные не работают, почему мы должны работать?» Но мы провели разъяснительную беседу. Сказали, что это хорошо, что мы работаем, это значит, что у вас будет стабильная заработная плата. На других предприятиях, которые связаны, например, со сферой обслуживания, работники хоть и находятся в оплачиваемом отпуске, но из-за недополучения компанией прибыли не получают зарплату в полной мере. А у сотрудников-то кредиты свои.

Все всё поняли у нас и продолжили работать. Мы, в свою очередь, организовали все меры, чтобы их обезопасить: выдали средства индивидуальной защиты, стали делать замер температуры ежедневно. На предприятии дежурят три медработника, которые всех проверяют на наличие симптомов ОРВИ.

Наш бизнес, тем не менее, чувствует себя не очень хорошо. На рестораны, кафе и кондитерские приходилось 30% нашей выручки. Более того, сейчас мы сместились в сторону производства низкомаржинальной продукции — самого дешевого молока. Многие покупатели в неоплачиваемых отпусках и не готовы покупать дорогие товары, стараются экономить. В марте у нас выручка еще не упала. Сейчас боремся за апрель — думаем предложить рынку сухое молоко. Думаю, в апреле, даже с учетом этого, выручка упадет на 20-30%. Зарплаты пока не сокращали и не планируем.

«В ближайшие две недели компании сократят до половины сотрудников»

Василий Рыжонков, основатель сети развлекательных VR-центров Arena Space:

Де-факто у нас объявили ЧС и форс-мажор, людей посадили на карантин, но де-юре это не оформляется. Предприниматели находятся в очень неприятной позиции. Отсутствие режима ЧС не дает выйти из договоров аренды, особенно с ТЦ. А это банкротит бизнесы, потому что у них сейчас нет возможности получать прибыль.

По сфере услуг и офлайн-развлечений [кризис] бьет в первую очередь. Мы не можем работать удаленно, потому что бизнес связан присутствием рядом с гостями. Это означает, что пройдет волна сокращений. Каждые четыре из пяти компаний сократят до 50% сотрудников в течение ближайших двух недель. Я состою в рабочих чатах с другими предпринимателями и в этом совершенно уверен.

В конце февраля мы увидели падение посещаемости в 30% по отношению к прошлому году. Первые две недели марта — спад на 50%, дальше — больше. Сейчас выручка фактически ноль, потому что все центры законсервированы. При этом мы продолжаем платить аренду. Уже в марте у нас был убыток и совершенно точно будет в апреле. Компания, к сожалению, не выполнит план по году, но мы активно пересобираемся. Вводим в апреле новые продукты — VR-конференции, выездные VR-мероприятия.

Благо, мы начали готовиться к этому заранее. Приняли ряд антикризисных мер по сокращению аренды, ФОТ, постоянных и переменных издержек — суммарно в три раза за две недели. Сократили ФОТ за счет расставания с некоторыми сотрудниками. Думаю, к концу апреля нам придется ужать штат в два раза.

Государство должно было предложить некие субсидии на зарплатный фонд. Мы однозначно ждали такую меру сегодня. Без налоговых, которые уже действуют, и зарплатных послаблений в нашем сегменте из 100 000 рабочих мест останется 10 000.

«Из семьи людей не выгоняют»

Ольга Добычина, основательница сети пекарен «Батон»:

Ну как мы отреагировали [на обращение Путина]? Просто посмотрели друг на друга и вздохнули: «Хорошо, что не закрыли совсем производство, хорошо, что не ввели ЧС». Мы пекарня, мы не общепит, производим продукты питания первой необходимости. Поэтому нас не закрывают никакими законодательствами. Пока. Но и в этой ситуации мы не понимаем, где те правовые рамки, в которых мы должны работать, — нет понятной инструкции.

Мы производим и для собственной розницы, и для b2b-сегмента. И наши b2b-клиенты — это рестораны, кафе, кофейни. Когда объявили об их закрытии, объем производства упал на 60%. В рознице стараемся добраться до покупателей всеми возможными законными способами: на вынос, через доставку, по звонку. У нас есть две булочные, где окно выходит на улицу. Но и здесь продажи у нас сократились на 50%. Если одна розничная точка могла обеспечить хлебом 300 человек, которые сами приходили в булочную, то курьеры при том же среднем чеке успевают доставить гораздо меньше — сегодня вот 57 заказов.

Для оптимизации бюджета мы сократили расходы на электроэнергию и ингредиенты. У сотрудников сократилось количество смен, но увольнения я не рассматриваю. То ремесло, которым мы занимаемся, настолько редкое и ценное сейчас. Почти все наши сотрудники с нами пять лет. У нас семья, а из семьи людей не выгоняют.

«Работаем в режиме зомби»

Артем Трабунин, владелец процессингового центра Axioma (платежные сервисы для образовательных учреждений):

Я, как и все другие предприниматели, конечно, в шоке. На самом деле я ожидал, что одной неделей это все не закончится, но чтобы еще целый месяц?!

Наша компания занимается услугами в сфере образования. Образовательные учреждения закрыты еще с 18 марта, так что я давно перевел компанию в режим «зомби». За этот месяц мне придется заплатить около 1,5 млн рублей в виде зарплат из своего кармана. Потому что выручка у нас сейчас полный ноль.

Мы сразу поговорили с сотрудниками, предупредили, что из-за отсутствия выручки они будут получать примерно в три раза меньше — иначе компания не выживет. Кто-то уволился сразу же — процентов 20, — кто-то остался. Потому что стало понятно, что и март, и апрель, и май у нас вылетают.

Чтобы держаться на плаву, мы запускаем онлайн-марафон. Сейчас много секций и студий сидят без работы, мы собрали такие проекты в 30 регионах и предложили им занять своих тренеров. Ребенок получает каждый день видеозадание: посмотрел, позанимался, родители сняли его на видео, — и выложил. Тренеры и педагоги смотрят и ставят оценки, составляют рейтинг. Марафон длится 20 дней, победители получают приз — например, модный рюкзак. Участие стоит 750 рублей. Надеюсь, это поможет нам и партнерам хоть какие-то деньги собрать.

Многие просят ввести режим ЧС, потому что это должно помочь бизнесу. Для меня лично никакой разницы нет — мы все равно работать не будем, выручку взять будет неоткуда. Единственное — этот режим дает возможность расторгнуть договоры без последствий, но мы и так срезали все расходные статьи. Доживем до сентября, дети снова пойдут в школу, и надеюсь, все будет нормально.

«Для бизнеса это плачевно»

Александр Балашов, владелец сети лапшичных Mary Wong в Ростове-на-Дону:

Для безопасности граждан это хорошо. Для бизнеса — плачевно. Ресторанам, стрит-фуду, вообще всему общепиту и так очень сложно покрывать расходы и вкладывать деньги в закупку, а сейчас еще и месяц простоя с полным сохранением зарплат.

Мы будем продолжать работать, хотя бы только на доставку. Но и это не поможет избежать просадки, потому что агрегаторы берут высокий процент — 20-25%, — а все оставшееся будет уходить на зарплату персоналу. О прибыли речи вообще нет.

У нас закрыли половину поставщиков, поднялась себестоимость на многие продукты. А мы поднимать цены на конечный продукт сейчас не может никак — это вообще катастрофа будет.

Мы долго держались, так как в Ростове карантина официально нет, но в последние дни выручка упала на 10-15%. Народ затарился гречкой и туалетной бумагой на несколько месяцев вперед, и доставка снова станет интересна, только когда домашняя еда надоест. Вообще, такое ощущение, что это 1 января, только странное 1 января, когда все напились, а ты один идешь и думаешь, что за апокалипсис вокруг происходит.

«Только ЧС усадит всех за стол переговоров»

Александр Перемятов, агрегатор поп-ап магазинов росийских дизайнеров «Йармарка»:

Для рынка российских дизайнеров и для нас как для агрегатора универмагов, который работает в моллах и аэропортах, ситуация очень тяжелая. В марте выручка у нас упала на 50%, в апреле падение ожидается на 100%. Сами дизайнеры и вся отечественная промышленность находятся в истерическом состоянии. Компании не понимают, что делать. С другой стороны, арендодатели в лице ТЦ страдают еще сильнее.

Много площадей будет пустовать после кризиса, особенно сильно сократится количество западных магазинов. Тут я вижу небольшой позитив — это дает надежду на востребованность самой идеи российского дизайна. В этот кризис российский дизайн может получить вторую жизнь.

Я воспринимаю продление каникул до 30 апреля как данность. Те дизайнеры, которые продавались только через офлайн-каналы, сейчас переживают простой. Живучесть офлайн-игроков определяется экстренным перестроением на онлайн-площадки. Мы как универмаг на жесткий период самоизоляции максимально идем навстречу партнерам: либо снижаем, либо полностью отменяем арендную плату. И сами договариваемся с ТЦ о режиме арендных каникул. Наши партнеры понимают, что скоро надо будет заполнять пустующее пространство, и идут навстречу.

Работников мы по большей части отправили на удаленку. Перераспределяем бонусные части зарплат и обязуемся выполнить все обязательства, когда кризис пройдет. Работники индустрии прекрасно понимают все про уровень грядущей безработицы и тоже идут навстречу.

Я однозначно за введение ЧС. Это позволило бы поставить все точки над «и» во взаимодействии арендатора и арендодателя. Все сейчас меряются юридическими терминами, пунктами в договоре, хотя сама ситуация толкает к партнерскому взаимодействию. Только ЧС усадит всех за стол переговоров.

«Теперь у нас больше аргументов для предоставления льгот»

Егор Грибов, коммерческий директор компании по строительству каркасных домов Izburg:

С эпидемиологической точки зрения это хорошо. С точки зрения того, чем это будет обеспечено в условиях отсутствия какой-либо поддержки со стороны государства, — сомнительно.

Мы пока даже не считали, сколько потеряем из-за месяца каникул. Но так или иначе, мы не останавливаемся — строим коттеджи, как и раньше. Это долгосрочные проекты, так что денежный поток по большей части в рамках месяца у нас сохранился. Но думаю, в будущем нас ждет пауза в заказах.

Мы пытаемся резать расходы — перевели сотрудников на дистанционку, пытаемся договориться с арендодателями. Сейчас, когда карантин продлили до 30 апреля, стало ясно, что у нас есть больше аргументов для предоставления льготных условий.

Режима ЧС в отличие от многих я не жду — нам лучше продолжать работу хотя бы в лайт-режиме.

«Впереди тотальное сокращение бизнеса»

Дмитрий Мариничев, интернет-омбудсмен:

Нельзя сказать, что интернет-компании или операторы связи выиграют от продления карантина, потому что локальный доход, который у них возникает за счет более высокой нагрузки или большого количества платных сервисов, [им] аукнется, и достаточно быстро. Впереди тотальное сокращение бизнеса как такового. Поэтому радоваться не приходится.

Ситуация усугубляется тем, что операторам необходимо инвестировать в CAPEX – построение каналов связи и увеличение серверного парка, – чтобы выдержать нагрузку. А эти вложения не отбиваются за месяц, на который продлен карантин, или даже два месяца. Это капиталовложения, которые окупаются 5-7 лет. Поэтому все, кто сегодня имеет коммерческий успех, попадают в ловушку обратной связи, когда рост расходов приведет к коллапсу в обозримом будущем, если ситуация не нормализуется.

В текущем положении, когда объявлены нерабочие дни с сохранением заработных плат, весь груз ответственности ложится на плечи работодателя. И он не может ни о чем думать, кроме как секвестировать затраты. Но львиную долю [затрат] составляют рабочие руки, люди. И когда люди не работают, но на них должны формироваться издержки и работодатель не может никак влиять на это, всеми правдами-неправдами он будет перекладывать возможность сокращения издержек на сопутствующие затраты, включая и операторов связи, и арендные платежи, и все, с чем связано функционирование бизнеса в классическом формате.

«Есть ощущение, что все поверили в сказку о скатерти-самобранке»

Анатолий Сморгонский, генеральный директор Gett в России:

Все ожидали ввода ЧС, которого не случилось. Вместо этого нас ждут веселые «каникулы» на месяц-полтора. А кредитные, лизинговые, арендные платежи — все осталось без изменений и создает непосильную нагрузку на бизнес, который не получает дохода.

Первой под удар попала сфера услуг: первая неделя каникул убила все рестораны и индустрию развлечений. Сейчас под ударом оказался транспорт: по сравнению с прошлой неделей мы упали в поездках на 70% и, судя по всему, будем падать дальше, потому что ехать некуда. Мы работаем изо всех сил, переориентируя водителей на доставку и перестраивая процессы в Gett Delivery. Мы более чем в четыре раза вырастили доставку из продуктового ретейла, среди которого «ВкусВилл», «Азбука вкуса» и «Кофемания». Мы возим врачей и доноров крови. Списки на пропуска мы уже передали и надеемся, что продолжим работать и дальше. Однако ясности в том, кому и куда можно ездить, нет: все либо самоизолированы, либо обязаны находиться по месту «пребывания».

Офис нашей компании на карантине с середины марта, однако аренду и зарплаты сотрудникам мы платим в полном объеме. Каникулы сохраняют поток расходов, но убивают доходы и тем самым разрушают цепочку платежей: если у компаний нет дохода, им физически неоткуда платить зарплату. Есть ощущение, что все коллективно поверили в сказку о скатерти-самобранке: деньги возникнут из пустоты и сами собой упадут на карточку сотруднику.

Постепенное закрытие помогло подготовиться медицинской системе и власти. Однако симметричных мер поддержки для бизнеса пока не последовало. Бизнесу нужны арендные каникулы, лизинговые каникулы. Нужна государственная поддержка на уровне всей цепочки. Сейчас нам предложили налоговые отсрочки и кредиты на зарплаты: отсрочки помогут позже, а по кредитам придется расплатиться уже через полгода — велик шанс, что к тому времени экономика еще не успеет восстановиться.

Поэтому нам так нужен режим ЧС в том или ином виде. Режим ЧС дает бизнесу переговорную позицию. Сейчас переговорной позиции нет. Нет юридического обоснования кризисных мер, нет никакой уверенности, что все хорошо закончится. Да и сама формулировка «пострадавшие от коронавируса» — странная. Благодаря действиям правительства заболевших у нас пока не так много, а вот пострадавшие — все. От введенных мер в текущем виде страдает бизнес, который не сможет выжить, а за ним по цепочке пострадают даже те люди, кого коронавирус обошел стороной.

«Думаем, как перевести офлайн-клиентов в онлайн-пространство»

Основатели компании N.early N.aked Ирина Левченко-Кукшева и Елизавета Буйнова:

У любого бренда сегодня две проблемы — покупательная способность и аренда. И задача — пережить кризис. Благодаря отличным отношениям с концепт-стором L’Appartement, где мы представляем наши туфли, нам предоставили арендные каникулы, за что мы им очень благодарны. Надеемся, что это укрепит фундамент нашего сотрудничества с магазином.

Покупательная способность, к сожалению, из-за ограничительных мер в ближайшем будущем снизится, и пока мы даже не можем даже просчитать, насколько. Все исследования аналитиков склоняются к тому, что снижение в торговле составит около 40%, но эти исследования нацелены на Европу, а не Россию. Пока мы думаем о том, как привлечь покупателя и перевести офлайн-клиентов в онлайн-пространство, не прибегая к очень краткосрочному и ненадежному инструменту — скидкам, которые мы не можем себе позволить в силу прозрачного ценообразования.

Мы стараемся сохранять позитивный настрой и выполнять одну из главнейших задач моды — дарить красоту, поднимать эмоциональный фон нашим клиенткам и дарить надежду, что в скором будущем все будет хорошо.

1 из 8 Андрей Гурьев-старший

«Фосагро» Андрея Гурьева поставляет оборудование и средства защиты в больницы городов, где расположены крупнейшие заводы компании -Череповце, Кировске, Апатитах, Балакове и Волхов. Туда производитель удобрений поставил два автомобиля скорой помощи, пять аппаратов ИВЛ, еще 30 планируется передать городским больницам в ближайшее время. Компания также завезла 1500 экспресс-тестов, еще 10000 будут доставлены в ближайшее время,и оснастила медицинские учреждения кислородными концентраторами (11 поставлены в больницы и около 20 законтрактованы). Принадлежащие компании гостиницы в Кировске компания готова при необходимости передать для обсервации граждан с подозрением на коронавирус, заверили в компании.

Семен Кац для Forbes 1 из 8 Виктор Вексельберг

Группа компаний «Ренова» Виктора Вексельберга передаст регионам, где присутствуют ее компании, более 50 000 наборов реагентов для проведения экспресс-тестов по выявлению COVID-19 производства российской компании «Эвотэк-Мирай Геномикс» (ЭМГ), рассказали Forbes в пресс-службе компании. В «Ренове» рассказали, что технопарк «Сколково» (Вексельберг — председатель совета директоров фонда «Сколково») предоставил ЭМГ мощности для производства реагентов, оно должно начаться уже на этой неделе. Технология, разработанная ЭМГ, позволяет, используя стандартное оборудование, с высокой точностью (более 99%) выявить наличие вируса в течение получаса.

Участвуют в борьбе с пандемией и другие компании бизнесмена. Холдинг «Аэропорты Регионов» ежедневно готовит более 3000 рационов бесплатного трехразового питания для пенсионеров старше 65 лет, находящихся дома на карантине из-за коронавируса.

https://www.forbes.ru/karera-i-svoy-biznes/396805-proydet-volna-sokrashcheniy-kak-mesyac-kanikul-ot-putina-skazhetsya-na

НЕВЫЛЕТ.РФ - Онлайн сервис проверки всех долгов