Главная » Аналитика » Итоги года: российская нефтянка выстояла, но падения не избежать

Итоги года: российская нефтянка выстояла, но падения не избежать

Добыча нефти в Татарстане (Фото Егора Алеева / ТАСС)
Добыча нефти в Татарстане (Фото Егора Алеева / ТАСС)

Российская нефтяная промышленность, несмотря на введенные после 24 февраля санкции, смогла несколько увеличить добычу и перестроить экспорт. Однако, по мнению аналитиков, в следующем году производство и экспорт нефти и нефтепродуктов все-таки сократятся

До февраля 2022 аналитики и участники рынка предрекали российской нефтяной отрасли заметный рост. По данным Росстата, добыча нефти в России в 2021 году составила 524 млн т, или примерно 10,4 млн баррелей в сутки (б/с) из расчета соответствия 1 т нефти российского сорта Urals 7,28 баррелей; экспорт составил 230 млн т, или 4,8 млн б/с.  

Согласно последней декабрьской оценке Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК), добыча нефти в России в 2021 году была несколько выше — 10,96 млн б/с, а Международное энергетическое агентство (МЭА) оценивало российскую добычу в 10,9 млн б/с.

Еще в январе МЭА полагало, что в 2022 году российская добыча нефти может превысить 11 млн б/с , ОПЕК прогнозировала, что она может достичь 11,78 млн б/с. Но уже в апрельском отчете МЭА допустило, что начиная с мая в силу действия санкций и отказа ряда западных компаний сотрудничать с Россией добыча может упасть примерно на 3 млн б/с. Агентство, впрочем, выразило готовность пересмотреть свои оценки из-за «быстро меняющейся ситуации». ОПЕК в апреле понизила свой прогноз по 2022 году до 10,7 млн б/с и также предупредила, что может его пересмотреть «с учетом текущих геополитических событий».

Снижение прогнозов последовало вслед за целым рядом ограничений, введенных в 2022 году против российской нефти. В марте США и Австралия ввели эмбарго на ее импорт, символический запрет объявила и Канада, которая не импортирует российскую нефть с 2019 года. В июне ЕС принял решение отказаться с некоторыми исключениями от импорта нефти из России по морю с отсрочкой исполнения до 5 декабря, позже к этому решению присоединилась Великобритания. В декабре «Большая семерка» (США, Германия, Япония, Великобритания, Франция, Италия и Канада), Европейский союз и Австралия установили потолок цены на российскую нефть при ее перевозках морским путем в третьи страны, уровень потолка — $60 за баррель. Компаниям, осуществляющим морскую транспортировку сырой нефти, было запрещено оказывать услуги, за исключением случаев, когда нефть будет приобретаться по установленной максимальной цене или ниже нее. Ограничения на экспорт российских нефтепродуктов будут введены с 5 февраля 2023 года.

Пессимистические прогнозы на 2022 год не оправдались

К концу года оказалось, что добыча нефти в 2022-м все же не упадет, а вырастет, хотя и не так сильно, как ожидалось в начале года. Согласно последнему отчету Росстата, добыча нефти в январе — октябре увеличилась на 2,4% к аналогичному периоду прошлого года, до 443 млн т. А вице премьер Александр Новак сообщил, что в январе — ноябре добыча выросла на 2%, до 488 млн т. По итогам года, сказал он, добыча нефти в России увеличится на 2%, до 535 млн т. Профильный министр ожидает, что экспорт нефти в 2022 году вырастет на 7,5%, до 242 млн т.

МЭА в декабрьском отчете также сообщило, что в ноябре добыча нефти в России выросла на 90 000 б/с, до 11,2 млн баррелей в сутки, что всего на 200 000 б/c ниже уровня января 2022 года.

Добыча в 2022 году превысила ожидания инвесторов и аналитиков, которые формировались летом, говорит старший аналитик Альфа-банка Никита Блохин. Еще в сентябре были предпосылки для регистрации определенного сокращения российской добычи до конца года. «Но сейчас мы видим, что этот сценарий не реализовался и российская нефтянка завершает год достаточно позитивно, увеличив объем выработки сырой нефти», — говорит эксперт.

Несмотря на воздействие внешних негативных факторов, нефтяные компании в 2022 году смогут нарастить добычу на 3% к предыдущему году, полагают аналитики инвестбанка «Синара».

Что будет с добычей

Новак сообщил в недавнем интервью, что добыча «в определенные периоды» 2023 года может снизиться на 7–8% и по итогам года составит 490–500 млн т. Аналитики в целом согласны с перспективой сокращения добычи, но их оценки разнятся.

«Можно ожидать некоторого снижения добычи нефти в России на 7–12% в течение 2023 года, примерно до 470–490 млн т, на фоне ограниченного спроса со стороны Китая, — полагает аналитик ФГ «Финам» Андрей Маслов. — Дальнейшую динамику добычи нефти в России будет определять эффективность выстраивания новых логистических схем в связи с вступлением в силу потолка цен на нефть со стороны G7 и эмбарго на российскую нефть, поставляемую морем».

«Из заявления Новака напрямую следует, что речь идет о первых месяцах 2023 года, — говорит старший аналитик Альфа-банка Никита Блохин. — Эта оценка, на наш взгляд, звучит реалистично с учетом перспективы введения эмбарго на нефтепродукты». Блохин полагает, что объемы добычи нефти в России в 2023 году могут снизиться от 5,6% до 11,9% по сравнению с предыдущим годом. По мнению эксперта, масштаб снижения во многом будет зависеть от того, насколько успешно российским экспортерам удастся перенаправить нефтепродукты, ранее поставляемые в Европу, на азиатские и ближневосточные рынки. 

Аналитики Промсвязьбанка прогнозируют снижение добычи в 2023 году на 7%. «После переходного периода в несколько месяцев рынок найдет равновесие, а добыча начнет восстанавливаться», — считают они.

Мы ждем еще одного удара по российской нефтяной отрасли — вступления в силу европейского эмбарго на экспорт нефтепродуктов на европейский рынок, который мы по большому счету не успели заместить за последние шесть-семь месяцев, потому что альтернативной рыночной ниши не просматривается, добавляет главный директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов. По его словам, это может стать существенной проблемой для России, поскольку вынужденное сокращение экспорта вызовет и сокращение нефтепереработки. В этой ситуации падение добычи, по мнению эксперта, может составить в следующем году от 7% до 10%, или от 40 млн т до 60 млн т в годовом исчислении. «Но это текущая оценка ситуации, которая может быть скорректирована в сторону снижения негативных ожиданий, потому что жизнь показывает, что бизнес находит способы работы в условиях санкционных ограничений и их преодоления совместно с партнерами. Я думаю, что российские компании активно над этим работают», — говорит Громов.

Что будет с ценами 

Все ограничения на российскую нефтяную отрасль наложились на усилившиеся опасения рецессии в мировой экономике — в силу коронавирусной ситуации в Китае, неблагополучного состояния промышленности в Европе и ожидаемого замедления американской экономики как минимум в первом полугодии 2023 года, полагает Громов. Если бы не было общего опасения, приведшего к замедлению роста глобального спроса на нефть в мире в следующем году, то на мировом рынке цены на нефть оставались бы высокими. Но этого не произошло, поскольку  фактор опасения рецессии  перевесил все факторы, связанные с ограничениями, отмечает аналитик.

Цены на российскую нефть снизились более значительно, чем мировые цены. России пришлось переориентировать в страны Азии поставки российской нефти сорта Urals, которые ранее шли в Европу, продолжает Громов. Изменилась логистика: путь получается в два раза длиннее, чем традиционные поставки из западных портов России. В результате цена нефти FOB (Free on Board) в российском порту отгрузки упала почти в два раза: с $75–78 за баррель летом 2022 года до $45–48 в декабре. 

Нефтяные цены оказались под давлением в начале декабря, рассказывает Маслов из «Финама», и постепенно восстанавливаются, однако рост цен сдерживается эпидемиологической ситуацией в Китае, где власти ведут борьбу с коронавирусом, что уменьшает спрос на нефть со стороны главного мирового импортера. Он напомнил, что Новак оценивал диапазон мировых цен на нефть в будущем году в широком коридоре $70–100 за баррель. «Учитывая дисконт для российского Urals в 25% и скидки для покупателей из дружественных стран на 20–40%, реальная стоимость российской нефти вполне может быть в $40–55 за баррель», — полагает Маслов.

Что будет с экспортом 

Сразу после введения ценового потолка экспорт нефти из России рухнул почти вдвое, писал Bloomberg. «Обвальное» падение российского нефтяного экспорта морским путем, о котором заявляли зарубежные наблюдатели, отмечает Громов, пока не означает долгосрочной тенденции. «Мы не наблюдаем дополнительных косвенных показателей — затоваривания нефтебаз и портовых мощностей по хранению нефти в России, — говорит он. — Предположение требует проверки, но, возможно, Россия начала задействовать свой теневой флот танкеров, который создавался в течение этого года по иранской схеме».

Схему эксперт описывает так. Официально Иран после введения американских санкций экспортирует от 150 000 б/с до 200 000 б/с. Но если вычесть из объемов добычи иранской нефти объемы нефтепереработки в этой стране, то получится цифра, которая будет выше объемов экспорта в 3–3,5 раза, то есть примерно 600 000 б/с. Иран не может экспортировать все эти объемы сухопутными маршрутами, рассуждает аналитик, значит, вероятно, страна использует теневой флот, который не попадает в международную статистику по отслеживанию танкеров. «Я предполагаю, что Россия уже запустила этот механизм применительно к какой-то части поставок нефти на экспорт», — говорит Громов.

Несмотря на это, он ожидает снижения экспорта российской нефти как минимум в первом полугодии 2023 года. Россия активизировала работу по созданию собственного флота или фрахтованию флота, который может работать в интересах России и не зависеть от зарубежных судовладельцев, в первую очередь стран Евросоюза, полностью заместить европейских перевозчиков к началу действия эмбарго страна не успела. По сведениям эксперта, по состоянию на октябрь более 50% поставок российской нефти морским путем осуществлялось именно европейскими судовладельцами из Греции, Мальты и Кипра (хотя их доля снизилась с прежних 70%). Решение проблемы займет первые три-шесть месяцев наступающего года, говорит аналитик.

Маслов из «Финама» указывает, что, согласно декабрьскому отчету МЭА, в ноябре Россия увеличила экспорт нефти и нефтепродуктов до максимума с апреля, до 8,1 млн б/с. Экспорт нефти составил 5,1 млн б/с, нефтепродуктов — 3 млн б/с. По сравнению с октябрем текущего года поставки суммарно выросли на 270 000 б/с. МЭА отметило рост экспорта российского дизельного топлива в ЕС в ноябре на 300 000 б/с, до 1,2 млн б/с в связи с ожиданием эмбарго и потолка цен на нефть. Кроме того, увеличились и поставки нефти в Индию, которые обновили исторические максимумы и составили 1,3 млн б/с. В то же время за ноябрь поставки сырой нефти в ЕС упали с 1,5 млн б/с до 1,1 млн б/с. Поставки в Китай просели на 100 000 б/с на фоне антикоронавирусных ограничений и простоя промышленных мощностей в ноябре и составили 1,9 млн б/с.

Маслов считает, что в 2023 году российский нефтяной экспорт может сократиться, в частности из-за ситуации с коронавирусом в Китае. Однако, судя по всему, теперь существенную роль в российском экспорте энергоресурсов будет играть «теневой сектор», который по факту может скорректировать снижение, хотя оценить его влияние на объемы экспорта в ближайшее время не удастся, говорит аналитик. 

Блохин из Альфа-банка ожидает снижения экспортных поставок сырой нефти в I квартале 2023 года на 22,5% с  последующим восстановлением к уровню ноября 2022 года. Фактором риска, сохраняющимся в условиях рыночной неопределенности, эксперт считает возможный отказ от российских поставок дружественных России стран или тех, кто не присоединится к инициативе G7 по введению потолка цен на российскую нефть. По мнению аналитика, усилить эффект могут трудности при транспортировке нефти, например, столпотворение танкеров в Босфорском проливе из-за массовых проверок страхового покрытия перевозок турецкими властями, а также отказы от поставок стран, опасающихся вторичных санкций США и ЕС. «На данный момент справедливо оценить эффект от вводимых ограничений не представляется возможным. Скорее всего, масштабы снижения станут понятны рынку из первой статистики по итогам января — февраля», — подытожил Блохин.

«2023 год — период рисков для объемов, но цена может как минимум частично компенсировать потери», — полагают аналитики инвестбанка «Синара». Данных по экспорту нефти из России, по которым можно сделать вывод о динамике после 5 декабря, нет, но сектор хорошо подготовился к эмбарго и ценовому потолку, поставляя в Азию более 80% нефти. «Мы по-прежнему придерживаемся точки зрения, что экспорт нефти не покажет большого снижения после эмбарго ЕС или ввода ценового потолка, в то время как экспорт нефтепродуктов сократится в 2023 году на 20% к 2022 году в результате ввода эмбарго», — полагают аналитики «Синары». Они напоминают, что поставки 1,2 млн б/с в ЕС составляют 40% от общего объема экспорта российских нефтепродуктов.

None